Языковая картина мира

Загрузка...

главная страница Рефераты Курсовые работы текст файлы добавьте реферат (спасибо :)Продать работу

поиск рефератов

Реферат на тему Языковая картина мира

скачать
похожие рефераты
подобные качественные рефераты

Размер: 51.59 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Голодный
31.07.2011
1 2 3    

II. Языковая картина мира Каждый язык имеет собственную языковую картину мира, в соответствии с которой носитель языка организует содержание высказывания. Именно так проявляется специфически человеческое восприятие мира, зафиксированное в языке. 
Язык – важнейший способ формирования знаний человека о мире. Отображая в процессе деятельности объективный мир, человек фиксирует результаты познания в словах. Совокупность этих знаний, запечатленных в  языковой форме, и представляет то, что принято называть «языковой картиной мира». «Если мир – это человек и среда в их взаимодействии, то картина мира – результат переработки информации о среде и  человеке». [9]

В рамках антропоцентрического научного подхода языковая картина представлена в виде системы образов, заключающих в себе окружающую действительность.
Картина мира может быть представлена с помощью пространственных, временных, количественных, этнических и других параметров. На ее формирование огромное влияние оказывают традиции, язык, природа, воспитание, образование и многие социальные факторы.

Своеобразие национального  опыта определяет особенности картины мира различных народов. В силу специфики языка, в свою очередь, формируется определенная языковая картина мира, через призму которой человек воспринимает мир. Концепты –  составляющие языковой картины мира, через анализ которых можно выявить некоторые особенности национального мировидения

ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА


ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА, исторически сложившаяся в обыденном сознании данного языкового коллектива и отраженная в языке совокупность представлений о мире, определенный способ концептуализации действительности. Понятие языковой картины мира восходит к идеям В. фон Гумбольдта и неогумбольдтианцев (Вайсгербер и др.) о внутренней форме языка, с одной стороны, и к идеям американской этнолингвистики, в частности так называемой гипотезе лингвистической относительности Сепира – Уорфа, – с другой.

Современные представления о языковой картине мира в изложении акад. Ю.Д.Апресяна выглядят следующим образом.

Реконструкция языковой картины мира составляет одну из важнейших задач современной лингвистической семантики. Исследование языковой картины мира ведется в двух направлениях, в соответствии с названными двумя составляющими этого понятия. С одной стороны, на основании системного семантического анализа лексики определенного языка производится реконструкция цельной системы представлений, отраженной в данном языке, безотносительно к тому, является она специфичной для данного языка или универсальной, отражающей «наивный» взгляд на мир в противоположность «научному». С другой стороны, исследуются отдельные характерные для данного языка (= лингвоспецифичные) концепты, обладающие двумя свойствами: они являются «ключевыми» для данной культуры (в том смысле, что дают «ключ» к ее пониманию) и одновременно соответствующие слова плохо переводятся на другие языки: переводной эквивалент либо вообще отсутствует (как, например, для русских слов тоска, надрыв, авось, удаль, воля, неприкаянный, задушевность, совестно, обидно, неудобно), либо такой эквивалент в принципе имеется, но он не содержит именно тех компонентов значения, которые являются для данного слова специфичными (таковы, например, русские слова душа, судьба, счастье, справедливость, пошлость, разлука, обида, жалость, утро, собираться, добираться, как бы). В последние годы в отечественной семантике развивается направление, интегрирующее оба подхода; его целью является воссоздание русской языковой картины мира на основании комплексного (лингвистического, культурологического, семиотического) анализа лингвоспецифических концептов русского языка в межкультурной перспективе (работы Ю.Д.Апресяна, Н.Д.Арутюновой, А.Вежбицкой, Анны А.Зализняк, И.Б.Левонтиной, Е.В.Рахилиной, Е.В.Урысон, А.Д.Шмелева, Е.С.Яковлевой и др.).

Воротников Ю. Л. «Языковая картина мира»: трактовка понятия


Постановка проблемы. Языковая картина мира становится в последние годы одной из наиболее «модных» тем отечественного языкознания. И в то же время, как это часто бывает с получившими широкое распространение обозначениями, до сих пор не существует достаточно четкого представления, какой именно смысл вкладывается в это понятие пишущими и как, собственно, следовало бы истолковывать его читающим?

Можно, конечно, утверждать, что понятие языковая картина мира относится к числу тех «широких» понятий, обоснование применения которых не является обязательным, а еще точнее — является само собой разумеющимся. Ведь немного найдется таких исследователей, которые начинали бы свою работу в области, например, морфологии определением своего понимания сущности языка, хотя вполне понятно, что употреблять слово «язык» по ходу изложения им придется неоднократно. Более того, если их спросить, что такое язык, многие не сразу смогут на этот вопрос ответить. Причем качество данной конкретной работы совершенно не обязательно будет напрямую связано со способностью ее автора истолковать смысл употребляемых понятий.

Однако, относя понятие «языковая картина мира» к числу таких исходных понятий лингвистики, как «язык», «речь», «слово» и им подобных, следует иметь в виду одно существенное обстоятельство. Все перечисленные понятия можно употреблять в качестве до определенной степени «само собой разумеющихся», в некотором смысле «априорных», потому что им посвящена огромная литература, они как бы отшлифованы употреблением великих авторитетов, сломавших немало копий в спорах об их сущности. Именно поэтому часто достаточно бывает не давать своего определения такого понятия, а просто сослаться на одно из авторитетных его определений.

Некоторое равнодушие или, если угодно, хладнокровие лингвистов к этой стороне вопроса должно иметь и, конечно, имеет свое рациональное объяснение. Одно из них сводится к следующему. Выражение «языковая картина мира» по сути своей до сего дня не терминологично, оно употребляется как пусть и удачная, но все же метафора, а давать определения метафорическому выражению — это, вообще-то говоря, дело неблагодарное. В той же области, где слово «картина» употребляется терминологически (а именно в искусствознании), отношение к нему, конечно, совсем иное и баталии вокруг его понятийного содержания могут быть не менее жаркими, чем вокруг содержания термина «слово» в языкознании.

И все же сам факт обостренного интереса языковедов к проблемам, так или иначе связываемым с картиной мира, свидетельствует о том, что этим выражением обозначается нечто относящееся к основам, определяющее сущность языка, а точнее — воспринимаемое как определяющее его сущность «сейчас», т. е. на современном этапе развития науки о языке (возможно, впрочем, что и «здесь», т. е. в науке «западного» ареала в широком понимании этого слова).

То, что в сознание лингвистов постепенно (и до определенной степени неосознанно) входит некий новый архетип, предопределяющий направление всей совокупности языковедческих штудий, кажется достаточно очевидным. Можно, перефразируя название одной из статей Мартина Хайдеггера, сказать, что для науки о языке наступило «время языковой картины мира». А если еще больше конкретизировать характеристику момента, то и время углубленного рефлектирования по поводу содержания самого понятия «языковая картина мира», на наш взгляд, уже пришло.

Позиция М. Хайдеггера. Выражение «языковая картина мира» говорит о том, что могут существовать и другие способы его картинного представления, а в основе всех этих способов лежит сама возможность представления мира как картины. «Представить мир как картину» — что, собственно, это значит? Что в этом выражении есть мир, что есть картина и кто осуществляет представление мира в виде картины? Ответы на все эти вопросы попытался дать Мартин Хайдеггер в своей статье «Время картины мира», опубликованной впервые в 1950 г.[1] Основу этой статьи составил доклад «Обоснование новоевропейской картины мира метафизикой», прочитанный философом еще в 1938 г. Мысли Хайдеггера, высказанные  в этом докладе, значительно опередили последующие дискуссии в науковедении о существе общенаучной картины мира и нисколько не утратили своей значимости и в наше время.

По Хайдеггеру, в выражении «картина мира» мир выступает «как обозначение сущего в целом»[2]. Причем это имя «не ограничено космосом, природой. К миру относится и история. И все-таки даже природа, история и обе они вместе в их подспудном и агрессивном взаимопроникновении не исчерпывают мира. Под этим словом подразумевается и основа мира независимо от того, как мыслится ее отношение к миру»[3].

Картина мира — это не просто изображение мира, не нечто срисованное: «Картина мира, сущностно понятая, означает таким образом не картину, изображающую мир, а мир, понятый в смысле такой картины»[4]. По Хайдеггеру, «Где мир становится картиной, там к сущему в целом приступают как к тому, на что человек нацелен и что он поэтому соответственно хочет преподнести себе, иметь перед собой и тем самым в решительном смысле представить перед собой»[5], причем представить его во всем, что ему присуще и его составляет, как систему.

Задавая вопрос, каждая ли эпоха истории имеет собственную картину мира и каждый раз озабочена построением своей картины мира, Хайдеггер отвечает на него отрицательно. Картина мира возможна только там и тогда, где и когда бытие сущего «ищут и находят в представленности сущего»[6]. Поскольку такое истолкование сущего невозможно, ни для средневековья, ни для античности, постольку и невозможно говорить о средневековой и античной картине мира. Превращение мира в картину — это отличительная черта Нового времени, новоевропейского взгляда на мир. Причем, и это очень важно, «превращение мира в картину есть тот же самый процесс, что превращение человека внутри сущего в subiectum»[7].

Следствием скрещивания этих двух процессов, т. е. превращения мира в картину, а человека в субъект, является характерное для Нового времени превращение науки о мире в науку о человеке, то есть в антропологию, понимаемую как такое философское истолкование человека, «когда сущее в целом интерпретируется и оценивается от человека и по человеку»[8]. С этим связано и возникновение с конца XVIII века слова «мировоззрение» как обозначения позиции человека посреди сущего, «когда человек в качестве субъекта поднял собственную жизнь до командного положения всеобщей точки отсчета»[9].

В первой главе "Языковая картина мира. Определение. Общие и частные характеристики"

рассматривается картина мира как основной элемент мировидения человека, ее основные характеристи-

ки и процесс формирования языковой картины мира

Феномен, именуемый "картина мира", является таким же древним, как и сам человек. Создание пер-

вых картин мира у человека совпадает по времени с процессом антропогенеза. Тем не менее реалия,

называемая термином "картина мира", стала предметом научно-философского рассмотрения лишь в не-

давнее время.

Настоятельная потребность в выдвижении понятия "картина мира" в различных сферах человече-

ской деятельности возникает обычно в двух случаях: при необходимости осмыслить ситуацию полива-

риантности сосуществующих в этой области позиций и ситуацию последовательно сменяющих друг

друга парадигм. Как первый, так и второй случай могут опираться на источники двух типов: на описа-

ния, произведенные изнутри общества, имеющего эту картину мира ("самоописание") и на "иноописа-

ния", произведенные внешними наблюдателями [Раевский 1995: 209].

Наиболее адекватным пониманием картины мира представляется определение ее как исходного гло-

бального образа мира, лежащего в основе мировидения человека, репрезентирующего сущностные

свойства мира в понимании ее носителей и являющегося результатом всей духовной активности чело-

века [Рассел 1997: 143]. Картина мира предстает при такой трактовке как субъективный образ объек-

тивной реальности и входит, следовательно, в класс идеального, которое, не перес-тавая быть образом

реальности, опредмечивается в знаковых формах, не запечатлеваясь полностью ни в одной из них.

Картина мира заключает в себе глобальный образ мира. С семиологической точки зрения во всяком

образе как семиотическом объекте можно выделить его содержание и форму, содержательные свойства

и формальные. Рассмотрим сначала содержательные (сущностные) свойс-тва картины мира, а затем

формальные, учитывая при этом некоторые дополнительные аспекты характеристики свойств картины

мира.

Исходным пунктом для понимания природы и сущностных свойств картины мира является тот

факт, что она представляет собой создаваемый человеком субъективный образ объективной реальности.

Мир бесконечен, а человек конечен и ограничен в своих возможностях миропостижения. Любая карти-

на мира, создаваемая за счет видения мира через определенные интерпретационные призмы, всегда с

неизбежностью содержит черты человеческой субъективности, специфичности. Картина мира составля-

ет ядро мировидения человека и несет в себе его основные свойства.

Базисное свойство картины мира как ядра мировоззрения заключается в ее космологической ори-

ентированности (она есть глобальный образ мира) при одновременной антропоморфичности (она не-

сет в себе черты специфически человеческого способа миропостижения)

[Леви-Строс 1995: 347].

Картина мира есть исходный элемент мировоззрения человека, а не только его мировидения, для

нее характерна облигаторность действия при одновременно полуосознаваемом характере.

Важнейшая особенность картины мира состоит в ее внутренней безусловной достоверности для

субъекта этой картины. Картина мира рассматривается ее носителями не как картина и осознается не

как исторически конкретное видение реальности, а как смысловой двойник мира. Образ мира воспри-

нимается в картине мира как сама реальность.

Картина мира представляет собой диалектическое единство статики и динамики, стабильности и

изменчивости. В этом синтезе вневременности и конкретной историчности облика и заключается ос-

новной парадокс, связанный с картиной мира. Для выполнения своих функций регулятора жизнедея-

тельности человека картина мира должна совмещать и стабильность, и динамичность. Стабильность –

одно из существенных свойств картины мира. Если же рассматривать картину мира во всей ее полноте,

как образ мира, который все время уточняется и конк-ретизируется в процессе человеческой жизнедея- тельности, то, очевидно, следует признать, что картина мира не вечна даже в пределах жизни одного

человека. Она постоянно корректируется, дополняется, уточняется по мере накопления опыта и знаний

конкретным индивидом и социумом в целом.

Картина мира являет собой синтез двух противоположностей: конечного и бесконечного. Человече-

ский жизненный опыт конечен, а мир, образ которого формируется у человека в процессе этого опыта,

бесконечен. Общение конечного человека с бесконечным миром имеет своим результатом выработку

образа мира, соединяющего в себе обе эти черты. По мере исторического движения человечества образ

мира становится во многих чертах все определеннее.

Рассмотрим некоторые формальные свойства картины мира. Картина мира является регулятивом

самого широкого действия, и ее многие структурно-субстанциональные особенности в значительной

степени определяются этим обстоятельством.

Чтобы реалистично изобразить имеющееся глобальное при локализации средств, субъект картины

мира, очевидно, должен оставить ее как бы не дорисованной до конца. При всей своей ориентированно-

сти на системность, картина мира есть всегда во всех своих деталях незаконченное изображение, не до-

рисованный до конца эскиз. Картина должна иметь лакуны. Наличие в картине лакун не есть недорабо-

танность картины мира, а следствие особенностей мира и человека. Мир бесконечен и загадочен для че-

ловека, а человек конечен и ограничен в своих познавательных возможностях.

Хотя картина мира имеет тяготение к панорамному представлению реальности, широте и много-

мерности, она должна иметь свой предел сложности, свой допустимый предел детализируемости в ин-

дивидуализированном представлении изображаемого в сознании человека, в котором может быть про-

яснена часть наличествующей у него картины мира.

При исследовании проблемы отражения картины мира в человеческом языке обычно исходят из

простой триады: окружающая действительность, отражение этой действительности в мозгу человека и выражение результатов этого отражения в языке. При этом заведомо предполагается, что человек отра-

жает эту действительность правильно, и так же правильно эта действительность отражается в языке.

На самом деле все эти процессы выглядят значительно сложнее. Прежде всего, следует заметить,

что человек никогда не в состоянии отразить окружающий мир во всем его многообразии, целиком и

полностью. Познание окружающего мира – всегда процесс, иногда довольно длительный. Структура

познавательного аппарата человека не приспособлена к тому, чтобы сразу и полностью воспроизвести в

идеальной форме объект во всей сложности.

Другая особенность процесса познания состоит в том, что результаты познания человеком окру-

жающего мира никогда не находятся на одном и том же уровне. Здесь существует масса всяких града-

ций, которые могут зависеть от возраста, наличия жизненного опыта, области, в которой человек рабо-

тает, профессии, уровня образования, способнос-тей к восприятию чего-либо, а также многих других

причин и факторов.

Общение между индивидуумами становится возможным в том случае, если в языковых знаках и

знаковых структурах выработаны всеобщие значимости. Это означает, что какие-то общности в языке

находятся как бы над уровнями конкретного познания окружающего мира. В роли таких общностей вы-

ступают общие значения слов. Дело в том, что отдельное употребление слова в речи отнюдь не является

его исчерпывающей характеристикой. Оно, скорее, играет роль возбудителя. Оно возбуждает у собе- седника некоторую сумму самых общих дифференциальных признаков, дающих возможность собесед-

нику опоз-нать предмет, о котором идет речь.

Обозначение как форма отношения слова к действительности выс-тупает в специфической форме, в

форме названия. Звуковая сторона слова является той материальной, чувственно воспринимаемой осно-

вой, благодаря которой слово становится сигналом второй сигнальной системы и тесно связывается с

функцией отражения действительности [Галкина-Федорук 1996: 113].

Отражать явления окружающего мира и их закономерные связи способен только человеческий

мозг. Результаты его познавательной работы закрепляются в понятиях. Звуковой комплекс сам по себе

ничего не отражает.

Звуковой комплекс произносится с той целью, чтобы слушающий опознал обозначенный данным

звуковым комплексом предмет или его признак (качественный или процессуальный). Совершенно ясно,

что для осуществления этой цели нет никакой необходимости воспроизводить всю сумму сведений о

данном предмете, которая может быть в сознании слушающего. Смысл обозначения заключается в том,

чтобы слушающий опознал предмет по какому-то минимуму дифференциальных признаков. Однако он

никогда ничего не мог бы понять, если бы звуковой комплекс не имел значения. Значение, которое все-

гда устанавливается людьми, фактически играет роль указания на этот комп-лекс дифференциальных

признаков [Горский 1997: 226 – 227].

Важнейшим этапом в процессе создания словесного знака является наделение его значением. Но-

минация по какому-либо признаку является чисто техническим языковым приемом. Признак, выбран- ный для наименования (создания звуковой оболочки слова), далеко не исчерпывает всей сущности

предмета, не раскрывает всех его признаков.

Пользуясь языком, люди в каком-то количестве предложений так или иначе раскрывают свои зна-

ния о различных предметах и раскрывают их сущность. Но описание самого процесса очень трудно и

технически мало осуществимо.

По сравнению с языком мышление, как правило, богаче своим содержанием и подвижнее. Процесс

мышления заключается в образовании все новых связей между различными представлениями и поня-

тиями, для него характерна постоянная "текучесть". Слова же устойчивее, консервативнее, чем понятия,

и в этом смысле менее адекватно отражают процесс развития действительности [Бирюков 1997: 68].

Способность человеческого мозга отражать картину мира не всег-да означает, что эта картина от-

ражается правильно. Познание осуществляется людьми, которые в силу недостаточности соответст-

вующих факторов могут делать неверные сообщения, образовывать понятия, связывать их в систему

неудовлетворительным образом. Познание мира, таким образом, не свободно от ошибок и заблуждений.

Во второй главе "Лингвокультурологический аспект формирования языковых картин мира и

языкового поведения человека" рассматривается лингвокультурологический аспект процесса форми-

рования языковой картины мира, влияние национальной ментальности на языковое поведение человека,

лингвокультурная личность и ее характеристики, а также роль гендерного фактора в обществе, культуре

и языке.

Между картиной мира как отражением реального мира и языковой картиной мира как фиксацией

этого отражения существуют сложные от-ношения. Картина мира может быть представлена с помощью

прост-ранственных (верх – низ, правый – левый, восток – запад, далекий – близкий), временных (день –

ночь, зима – лето), количественных, этических и других параметров. На ее формирование влияют язык,

традиции, природа и ландшафт, воспитание, обучение и другие социальные факторы.

Языковая картина мира не стоит в ряду со специальными картинами мира (химической, физической

и др.), она им предшествует и формирует их, потому что человек способен понимать мир и самого себя

благодаря языку, в котором закрепляется общественно-исторический опыт – как общечеловеческий, так

и национальный. Пос-ледний и определяет специфические особенности языка на всех его уровнях. В

силу специфики языка в сознании его носителей возникает определенная языковая картина мира, сквозь

призму которой человек видит мир.

Именно в содержательной стороне языка (в меньшей степени в грамматике) явлена картина мира

данного этноса, которая становится фундаментом всех культурных стереотипов. Ее анализ помогает

понять, чем различаются национальные культуры, как они дополняют друг друга на уровне мировой

культуры. При этом если бы значения всех слов были культурно специфичны, то вообще было бы не-

возможно исследовать культурные различия. Поэтому, занимаясь культурно-национальным аспектом,

необходимо учитывать и универсальные свойства языковых единиц.

Язык – это то, что лежит на поверхности бытия человека в культуре, поэтому начиная с XIX в. (Я.

Гримм, Р. Раек, В. Гумбольдт, A. Потебня) и по сей день проблема взаимосвязи, взаимодействия языка

и культуры является одной из центральных в языкознании.

Язык и культура взаимосвязаны: 1) в коммуникативных процессах; 2) в онтогенезе (формирование

языковых способностей человека); 3) в филогенезе (формирование родового, общественного человека).

Различаются эти две сущности следующим: 1) в языке как феномене преобладает установка на мас-

сового адресата, в то время как в культуре ценится элитарность; 2) хотя культура – знаковая система

(подобно языку), но она не способна самоорганизовываться; 3) язык и культура – это разные семиотиче-

ские системы [Лосев 1992: 426 – 429]. Эти рассуждения позволяют сделать вывод о том, что культура не

изоморфна (абсолютно соответствует), а гомоморфна языку (структурно подобна).

Картина, которую являет собой соотношение языка и культуры, чрезвычайно сложна и многоас-

пектна. Отношения между языком и культурой могут рассматриваться как отношения части и целого.

Язык может быть воспринят как компонент культуры и как орудие культуры (что не одно и то же). Од-

нако язык в то же время автономен по отношению к культуре в целом, и он может рассматриваться как

независимая, автономная семиотическая система, т.е. отдельно от культуры, что делается в традицион-

ной лингвистике.

Как известно, творит культуру и живет в ней человек, личность. Именно в личности на передний

план выходит социальная природа человека, а сам человек выступает в результате как субъект социо-

культурной жизни.

Личность должна рассматриваться в перспективе культурной традиции народа, этноса, ибо для ро-

ждения человека в человеке необходим культурно-антропологический прототип, который формируется

в рамках культуры [Пископпель 1997].

В содержание языковой личности обычно включаются такие компоненты:

1) ценностный, мировоззренческий, компонент содержания воспитания, т.е. система ценностей, или

жизненных смыслов. Язык обеспечивает первоначальный и глубинный взгляд на мир, образует тот язы-

ковой образ мира и иерархию духовных представлений, которые лежат в основе формирования нацио-

нального характера и реализуются в процессе языкового диалогового общения;

2) культурологический компонент, т.е. уровень освоения культуры как эффективного средства по-

вышения интереса к языку. Привлечение фактов культуры изучаемого языка, связанных с правилами

речевого и неречевого поведения, способствует формированию навыков адекватного употребления и

эффективного воздействия на партнера по коммуникации;

3) личностный компонент, т.е. то индивидуальное, глубинное, что есть в каждом человеке [Вино-

градов 1996].

Таким образом, лингвокультурную личность можно определить как закрепленный в языке (пре-

имущественно в лексике и синтаксисе) базовый национально-культурный прототип носителя опреде-

ленного языка, составляющий вневременную и инвариантную часть структуры личности.

Человек предстает в двух ипостасях – мужчина и женщина. Оппозиция "мужской – женский" –

фундаментальная для человеческой культуры.

Социально и культурно значимые различия в поведении, обычаях и социализации в целом мужчин

и женщин__ спорадически фиксировались в научном описании, особенно в антропологии и этнографии.

Однако идея о разграничении понятий биологического пола и пола социального (гендер) возникла лишь

в период постмодернизма.

В работах М. Розальдо, Л. Ламфере, Р. Унгер, А. Рич, Г. Рабин понятие гендер трактовалось как на-

бор соглашений, которыми общество трансформирует биологическую сексуальность в продукт чело-

вечес-кой активности [Пушкарева 1999: 147].

Категория gender была введена в понятийный аппарат науки в конце 60-х – начале 70-х годов про-

шлого века и использовалась сначала в истории, историографии, социологии и психологии, а затем бы-

ла воспринята и в лингвистике, оказавшись плодотворной для прагматики и антропоориентированного

описания в целом. Гендерный фактор, учитывающий природный пол человека и его социальные "по-

следствия", является одной из существенных характеристик личности и на протяжении всей ее жизни

определенным образом влияет на ее осознание своей идентичности, а также на идентификацию говоря-

щего субъекта другими членами социума.

Вместе с тем в науке до сегодняшнего дня нет единого взгляда на природу гендера. Его относят, с

одной стороны, к мыслительным конст-руктам, или моделям, разработанным с целью более четкого на-

учного описания проблем пола и разграничения его биологических и социокультурных функций. С дру-

гой стороны, гендер рассматривается как конструкт социальный, создаваемый обществом, в том числе и

пос-

редством языка.

Изучение взаимосвязи языка и пола его носителей принято разделять на два периода, рубежом ко-

торых являются 60-е годы прошлого века [Kotthoff 1991; Samel 1995; Кирилина 1997; Tafel 1997]:

1) биологический детерминизм – нерегулярные (и не связанные со смежными науками) исследова-

ния, основанные главным образом на наблюдениях разрозненных фактов;

2) собственно гендерные исследования – широкомасштабные исследования, идущие с 60-х годов

прошлого столетия и обусловленные ростом интереса к прагматическому аспекту языкознания, разви-

тием социолингвистики и существенными изменениями в традиционном распределении мужских и

женских ролей в обществе, позволившими увидеть лингвистические факты в новом свете и по-новому

интерпретировать их.

Именно в этот период сформировались несколько лингвистичес-ких направлений, различающихся

по концептуальным установкам, методам исследования и характеру изучаемого материала:

1 Социолингвистические гендерные исследования.

2 Феминистская лингвистика.

3 Собственно гендерные исследования, изучающие оба пола.

4 Исследование маскулинности (men`s studies) – наиболее новое направление, возникшее в нача-

ле 90-х гг. прошлого столетия

[Erhart, Herrmann 1997].

5 Психолингвистическое изучение пола, смыкающееся в последнее время с нейролингвистикой.

Сюда же относится биодетерминистское направление, исходящее из природной заданности когнитив-

ных различий мужчин и женщин, обусловленной неодинаковым гормональным балансом [Philips 1987],

а также исследование детской речи.

6 Кросскультурные, лингвокультурологические исследования, включая гипотезу гендерных суб-

культур [Malz, Borker 1991; Tannen 1992].

Названные направления под разным углом зрения изучают следующие группы проблем:

1 Язык и отражение в нем пола: номинативную систему, лексикон, синтаксис, категорию рода и

ряд сходных объектов. Цель такого подхода состоит в описании и объяснении того, как манифестирует-

ся в языке наличие людей разного пола, какие оценки приписываются мужчинам и женщинам и в каких

семантических областях они наиболее распространены. Это могут быть как исследования одного языка,

так и сопоставительные труды.

2 Речевое поведение мужчин и женщин, где выделяются типичные стратегии и тактики, гендерно

специфический выбор единиц лексикона, способы достижения успеха в коммуникации – то есть специ-

фика мужского и женского говорения. В этой области, в свою очередь, можно выделить несколько кон-

цептуальных подходов, прежде всего теорию социокультурного детерминизма и теорию биодетерми-

низма.

Следует отметить, что _______названные направления не сменяли друг друга, а "вырастали" одно из друго-

го, и в настоящее время продолжают сосуществовать, в ряде случаев конкурируя друг с другом.

__ Многие исследователи в области лингвистики рассматривают язык как важнейший фактор среди национально-специфических компонентов культуры. Как считает Ю.Д. Апресян, каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия и организации мира. Выражаемые в нем значения складываются в некую единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается в качестве обязательной всем носителям языка [2]. В современной лингвистике это явление называется языковой картиной мира.

Механизм формирования языковой картины мира выглядит следующим образом: в актах мышления осуществляется переработка информации об окружающем мире. В сознании формируется более или менее целостная картина мира, которая в значительной мере детерминирует поведение человека. Но на создание картины мира влияет не только знание, но и убеждения, мнения, оценки. Сформировавшаяся в результате такой деятельности картина мира в дальнейшем процессе жизнедеятельности постоянно дополняется, модифицируется.

В.И. Постовалова в своем исследовании, посвященном картине мира, отмечает следующее: «По-видимому, именуемый так феномен имеет все черты картины мира - содержит образ мира, существенные черты которого выделяются с позиции человека и его интересов, является изоморфным миру, в котором имеет свои эмпирические корреляты, не подвергается сомнению в своих существенных чертах, служит извечным регулятивом человеческой жизнедеятельности, ориентируя человека на определенное отношение к миру, вызывая в нем соответственные ожидания относительно мира и формируя поведенческие стереотипы в коммуникативном пространстве человеческого общения» [3].

На основании вышесказанного можно сделать вывод, что языковая картина мира является вербализованной частью концептуальной картины мира, а также ее глубинным пластом и вершиной, с учетом значения знаний, воплощенных в языковой форме для ее структурирования.

В аспекте изучения языковой концептуализации различных сфер деятельности социума актуальным является следующее утверждение: поскольку языковая картина мира создается в ходе номинативной деятельности, характер соотношения концептуальной и языковой систем лучше всего изучать, исследуя саму эту деятельность и устанавливая в процессе такого анализа и направление номинативной деятельности на обозначение вполне определенных фрагментов мира, и реальные средства и приемы номинации, и национальный и культурный колорит происходящего.

О.А. Корнилов в своей работе, посвященной изучению языковых картин мира, заключает следующее: « Любой национальный язык выполняет несколько основных функций: функцию общения (коммуникативную), функцию сообщения (информативную), функцию воздействия (эмотивную) и, что для нас особенно важно, функцию фиксации и хранения всего комплекса знаний и представ­ лений данного языкового сообщества о мире. Такое универ­ сальное, глобальное знание - результат работы коллективного созна­ ния - зафиксировано в языке, прежде всего в его лексическом и фразео­ логическом составе. Но существуют разные виды человеческого сознания: индивидуальное сознание отдельного человека, коллектив­ ное обыденное сознание нации, научное сознание. Результат осмыс­ ления мира каждым из видов сознания фиксируется в матрицах языка, обслуживающего данный вид сознания. Таким образом, следует говорить о множественности языковых картин мира: о научной языковой картине мира, о языковой картине мира национального языка, о языковой картине мира отдельного человека».

В.И. Постовалова утверждает, что образ мира, запечатленный в языке, во многих существенных деталях отличается от научной картины мира, из чего следует, что языковая картина мира носит донаучный характер.

Взаимоотношения между языком, культурой и миром видятся следующим образом. Отражение мира в языке - это коллективное творчество народа, говорящего на этом языке, и каж­дое новое поколение получает с родным языком полный комплект культуры, в котором уже заложены черты национального характера, мировоззрение (только вдумайтесь во внутреннюю формулу этого пре­красного слова: воззрение на мир, видение мира!), мораль и т. п. Язык, таким образом, отражает мир и культуру и формирует своего носителя. Он зеркало и инструмент культуры одновременно, выполняет пассивные функции отражения и активные функции созидания.

Идея существования национально-специфических языко­вых картин мира зародилась в немецкой филологии конца XVIII - на­чала XIX в. (Михаэлис, Гердер, Гумбольдт). Речь идет, во-первых, о том, что язык как идеальная, объективно существующая структура подчиня­ет себе, организует восприятие мира его носителями. А во-вторых, о том, что язык - система чистых значимостей - образует собственный мир, как бы наклеенный на мир действительный.

Языковой концептуализации подвергаются, прежде всего, национальные особенности картины мира. Т.к. формирование личности происходит в определенном социокультурном пространстве, языковая картина мира данного социума также национально обусловлена.

В книге «Человеческий фактор в языке» говорится о том, что концеп­туальная и языковая картины мира соотносятся друг с другом как це­лое с частью. Языковая картина мира - это часть культурной (концеп­туальной) картины, хотя и самая существенная. Однако языковая кар­тина беднее культурной, поскольку в создании последней участвуют, наряду с языковым, и другие виды мыслительной деятельности, а также в связи с тем, что знак всегда неточен и основывается на каком-либо одном признаке [5].

Определение картины мира, данное в книге «Человеческий фактор в языке», как нам кажется, упускает из виду физическую деятельность челове­ка и его физический опыт восприятия окружающего мира: «Наиболее адекватным пониманием картины мира является ее определение как исходного глобального образа мира, лежащего в основе мировидения человека, репрезентирующего сущностные свойства мира в понимании ее носителей и являющегося результатом всей духовной активности человека».

И все же следует заметить, что духовная и физическая деятельности человека неотделимы друг от друга, и исключение любого из этих двух составля­ющих неправомерно, если речь идет о культурно-концептуальной кар­тине мира.

Анализ современного состояния разработанности проблемы соотношения языковой картины мира и языковой концептуализации говорит о том, что культурная и языковая картины мира тесно взаимосвязаны, на­ходятся в состоянии непрерывного взаимодействия и восходят к ре­альной картине мира, а вернее, просто к реальному миру, окружающе­му человека, к действительности.

Список литературы:

1. Ерошенко А.Р. Морально-нравственная сфера как объект и результат языковой концептуализации: лингвокультурный и когнитивный аспекты: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Ставрополь, 2007.

2. Апресян Ю.Д. Избранные труды: в 2-х томах. М., 1995.

3. Постовалова В.И. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М., 1988. С.8-69.

5. Человеческий фактор в языке. Отв. ред. Е. С. Кубрякова. М., 1988 .

Рус-Брюшинина Инес Валентина

Кубанский государственный технологический университет, Подготовительный факультет для иностранных граждан, ст. преп. кафедры Гуманитарных дисциплин и спорта.

Рус-Сунига Вера Александровна

Кубанский государственный технологический университет, Социально-гуманитарный факультет, старший преподаватель кафедры русского языка.

Данный материал был опубликован в сборнике: Проблемы и перспективы языкового образования в XXI веке // Материалы II Всероссийской научно-практическойконференции. - Новокузнецк, 2009. С.111-116.
    продолжение
1 2 3    

Добавить реферат в свой блог или сайт
Удобная ссылка:

Скачать реферат бесплатно
подобрать список литературы


Языковая картина мира


Постоянный url этой страницы:
Реферат Языковая картина мира


Разместите кнопку на своём сайте:
Рефераты
вверх страницы


© coolreferat.com | написать письмо | правообладателям | читателям
При копировании материалов укажите ссылку.