Уголовно-правовая характеристика вымогательства 2


главная страница Рефераты Курсовые работы текст файлы добавьте реферат (спасибо :)Продать работу

поиск рефератов

Реферат на тему Уголовно-правовая характеристика вымогательства 2

скачать
похожие рефераты • Точное совпадение: 2 реферата
подобные качественные рефераты

Размер: 95.67 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Gerakl
05.07.2011
 1 2 3 4 5 6 7    

2.4. Субъективная сторона вымогательства


Субъективная сторона вымогательства характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что незаконно требует передать ему или указанным им лицам имущество, право на имущество или совершить в их пользу иные действия имущественного характера под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, оглашение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, и желает совершить именно такие действия. При этом он руководствуется корыстными мотивами и преследует цель незаконно получить чужое имущество, право на таковое или обеспечить совершение требуемых действий имущественного характера

С субъективной стороны лишь одно преступление против собственности может совершаться с неосторожной формой винынеосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества. Остальные совершаются умышленно. Причем только умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Остальныетолько с прямым умыслом.

По общему правилу, субъект преступлений против собственности общий. Лишь в одном преступлении присвоении и растрате специальный субъект является обязательным элементом состава преступления. В некоторых других преступлениях специальный субъект может выступать в качестве признака квалифицированного состава, например мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

С точки зрения возраста наступления уголовной ответственности все преступления против собственности делятся на две примерно равные группы.

С 16 лет наступает ответственность за мошенничество, присвоение и растрату, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, уничтожение или повреждение имущества по неосторожности. Ответственность за кражу, грабеж, разбой, вымогательство, угон транспортных средств, умышленное уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах установлена с 14-летнего возраста.

По признакам субъективной стороны состава они делятся на корыстные и некорыстные.

Группу некорыстных составляют преступления, связанные с уничтожением или повреждением чужого имущества. В корыстных преступлениях обязательным элементом субъективной стороны выступает корыстная цель или корыстный мотив. Данная группа по признакам объективной стороны делится на преступления, связанные с изъятием имущества, чаще именуемые хищениями, и преступления, не связанные с хищением, в которых отсутствует один или несколько его признаков.

В УК РФ к группе хищений относятся кража, мошенничество, присвоение и растрата, грабеж, разбой и хищение предметов, имеющих особую ценность.

Группу корыстных преступлений, не связанных с хищением, образуют вымогательство, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Субъективная сторона вымогательства характеризует психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию. Вымогательство,  как  и  любое  человеческое  поведение,  с  внутренней  стороны характеризуется  определенным  комплексом  психических  процессов.  Эти  процессы протекают  в  конкретной  форме  и  по  своему  содержанию  являются  целостными, охватывающими  всю  преступную  деятельность,  направленную  на  получение имущественных благ путем вымогательства. В противоположность этому, объективная сторона  вымогательства  сконструирована  по  типу  усеченного  состава.  В  случае  если субъективное  отношение  виновного  лица  также  ограничить  лишь  элементами объективной  стороны (его  отношением  к  требованию  и  соответствующему  средству принуждения),  то  анализ  субъективной  стороны  будет  фрагментарным  исследованием только  части  целостного  психического  процесса.  В  результате  будет  потеряна направленность этой деятельности и ее смысл. Субъективная  сторона  как  психическое  отношение  лица  проявляется  в  первую очередь в конкретной форме вины. Вина, виновность лица в совершении вымогательства несет  в  себе  основную  смысловую  нагрузку  в  структуре  субъективной  стороны вымогательства.  Вымогательство  совершается  только  с  прямым  умыслом.  Умыслом субъекта охватывается:

–  содержание  вымогательского  требования  и  то,  что  его  удовлетворение  будет безвозмездным; –  отсутствие  прав  на  предмет  преступления,  то  есть  противоправность вымогательства;

– осуществление воздействия на психику либо на телесную неприкосновенность или здоровье потерпевшего и содержание угрозы;

–  то,  каким  путем  выражается  принуждение,  соединенное  с  угрозой,  факт доведения их до сведения потерпевшего;

– восприятие потерпевшим угрозы как реально осуществимой. Тем самым лицо осознает опасность совершаемого им деяния для имущественных интересов, а также для указанных благ личности. Как известно, интеллектуальный момент умысла включает в себя кроме сознания еще и предвидение. Если сознание понимается как внутреннее, субъективное отражение реальных фактов и обстоятельств, то предвидение обращено в будущее и имеет своим предметом  общественно  опасные  последствия.  Однако  большинство  авторов ограничивают  интеллектуальный  момент  в  усеченном  составе  вымогательства  лишь перечнем  тех  обстоятельств,  которые  субъект  должен  сознавать. Буквальное  толкование  закона  также  позволяет констатировать,  что  для  преступлений  с  усеченным  составом (в  том  числе  и вымогательства) формулировка ст.25 УК РФ (определение прямого умысла) в полном объеме может быть применена только при положительном решении вопроса о вхождении последствий в состав преступления.

Наконец,  именно  предвидение  возможности  имущественного  ущерба  в  данном усеченном  составе  позволяет  говорить  о  вымогательстве  как  имущественном посягательстве.

Таким  образом,  субъективную  сторону  вымогательства  следует  рассматривать пространно, с учетом фактически совершаемых действий и их цели. Интеллектуальный момент  должен  включать  предвидение  вымогателем  возможных  последствий – имущественного  ущерба  на  стороне  потерпевшего  вследствие  истребования  у  него материальных благ. Волевой  момент  умысла  при  вымогательстве  характеризуется  желанием,  во–первых, принудить потерпевшего к определенному поведению в имущественной сфере посредством  угрозы  или  насилия и,  во–вторых,  извлечь  таким  путем  имущественную выгоду,  тем  самым  причинить  имущественный  ущерб  потерпевшему.  В  связи  с  этим недостаточно  ограничиваться  указанием  только  на  желание  довести  до  сведения потерпевшего имущественное требование, сопровождаемое угрозой или насилием, либо  совершить  преступные  действия,  образующие  объективные  признаки  этого преступления.  Исходя из сказанного, можно заключить, что, совершая вымогательство, субъект сознает, что он противоправно принуждает лицо к безвозмездному совершению действия (бездействию)  имущественного  характера  посредством  угрозы  или  насилия, представляющих  реальную  опасность  для  этого  лица  или  его  близкого,  предвидит возможность  причинения  ему  имущественного  ущерба  вследствие  совершения требуемого и желает именно посредством такого принуждения извлечь имущественную выгоду. При особо квалифицированном вымогательстве – с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего или его близких (п. «в» ч.3 ст.163 УК РФ) – возможен как прямой, так и косвенный  умысел субъекта, то есть сознанием его охватывается общественная опасность совершаемых в отношении лица или его близкого насильственных действий; субъект предвидит неизбежность или реальную возможность наступления в их результате тяжкого  вреда  здоровью  потерпевшего (его  близкого),  желает  причинить  такой  вред, сознательно допускает его либо относится безразлично к наступлению такого вреда. 

Как преступлению, направленному на неправомерное обогащение, вымогательству свойственна корыстная цель, хотя закон специально не предусматривает ее в качестве признака данного состава. Корыстная цель – это цель доставления субъекту либо лицам, в интересах  которых  он  действует,  незаконной  имущественной  выгоды  в  результате вынужденного поведения потерпевшего – передачи имущества, права на имущество или совершения других действий (бездействия) имущественного характера. Корыстная цель – не просто субъективное отражение безвозмездности и противоправности вымогательства, но четкое и напряженное желание обогатиться таким путем. Отсутствие в законе прямого указания на корыстную цель вымогательства, прежде всего, не соответствует тому вниманию, которое законодатель уделил данному признаку в однородных  вымогательству  преступлениях против  собственности (глава 21  УК).  Во–первых,  невозможно  в  рамках  одной  главы  закона  и  тем  более  в  рамках  группы преступлений корыстной направленности устанавливать такой признак как обязательный в одних составах и лишь предполагать – в других. Во–вторых, в настоящее время указание на  корыстную  цель  было  бы  необходимо  как  формальное  основание  для  выделения квалифицирующего признака «в целях получения имущества в крупном размере» (п. «б» ч.3  ст.163  УК  РФ).  В–третьих,  корыстная  цель,  как  неотъемлемое  свойство вымогательства,  отражающее  в  совокупности  с  другими  признаками  характер  его общественной опасности, имеет большое значение для отграничения этого преступления от деяний, сходных с вымогательством по объективным характеристикам. Таким образом, корыстная  цель  вымогательства  должна  быть  четко  обозначена  в  диспозиции  ст.163 подобно тому, как это сделано применительно к хищениям в примечании 1 к ст.158 УК РФ.

Субъективная сторона вымогательства характеризуется виной в форме прямого умысла и корыстной целью. Лицо сознает, что предъявляет незаконное требование, соединенное с угрозой, и желает таким образом добиться своей цели.
Глава 3 Квалифицирующие и особо

 квалифицирующие признаки вымогательства

3.1. Квалифицирующие признаки предусмотренной ч 2 ст 163 УК РФ
По совокупности преступлений максимальное наказание может быть 7 лет лишения свободы. То есть по данным преступлениям размер наказания идентичен санкции ч. 2 ст. 163 УК РФ (от трех до семи лет). Однако, допустим, вред здоровью причиняется с особой жестокостью. Квалифицируя деяние по ч. 1 ст. 163 и по ч. 2 ст.112 УК РФ, можно назначить наказание размером 9 лет лишения свободы. Квалифицируя деяние исключительно по ч. 2 ст. 163 УК РФ максимальное наказание ограничивается семью годами. Следовательно, санкция ч. 2 ст. 163 УК РФ не охватывает общественной опасности совершенных деяний. Как быть? Нам думается, что вымогательство с применением насилия охватывает этим признаком побои, причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью. Причинение вреда здоровью средней тяжести при наличии признаков ч.2 ст. 112 УК РФ надлежит квалифицировать по совокупности - п. "В" ч.2 ст. 163 УК РФ и ч.2 ст. 112 УК РФ. Максимальный размер наказания получается 12 лет лишения свободы, общественная опасность вымогательства и связанного с ним насилия оказываются учтенными. Кроме того, такой размер наказания ниже санкции ч. 3 ст. 163 УК РФ (15 лет лишения свободы), что означает реализацию принципа справедливости.

При анализе вымогательства по признаку неоднократности (п.”г” ч.2 ст. 163 УК РФ) необходимо определиться с квалификацией действий лиц, совершивших ранее не вымогательство, а другое преступление из перечня, указанного в примечании № 3 к ст. 158 УК РФ, например, кражу. Дело в том, что если лицо, допустим, ранее совершило пять вымогательств, его действия квалифицируются по ч. 2 ст. 163 УК РФ (максимум 7 лет лишения свободы). Если лицо ранее совершило простую кражу, то по совокупности ему грозит наказание 10 лет лишения свободы. Надо ли здесь квалифицировать по совокупности или же законодатель, определяя размер санкции ч.2 ст. 163 УК РФ уже учел неоднократность? На мой взгляд, здесь следует руководствоваться логикой. Если ранее совершенное преступление по степени общественной опасности меньше или равно вымогательству, то должна применяться исключительно ст. 163 УК РФ (например, ч.1 ст. 158, ч.1 ст. 159 УК РФ). Если же общественная опасность ранее совершенного преступления выше, то квалификация должна осуществляться по совокупности.

Угроза повреждения или уничтожения чужого имущества также может использоваться вымогателем, чтобы принудить потерпевшего передать имущество или имущественные права. При этом не имеет значения, о каком имуществе идет речь (вверенном потерпевшему для охраны или его собственном, движимом или недвижимом), а также способ уничтожения, который угрожает применить вымогатель.

Угроза распространения позорящих сведений - один из способов вымогательства, который принято называть шантажом. не имеет значения характер сведений: насколько они являются позорящими, соответствуют ли действительности или представляют собой вымысел, касаются лично потерпевшего или его близких. Важно, что потерпевший стремится сохранить эти сведения в тайне, а угроза их оглашения используется виновным, с целью принудить его к передаче имущества.

Наряду с угрозой распространения позорящих сведений предусмотрена также ответственность за угрозу распространения "иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких". Это вводит в рамки закона практику, которая давно пошла по пути распространительного толкования понятия "позорящие сведения".

В случае, если о потерпевшем или его близких фактически оглашены сведения заведомо клеветнического либо оскорбительного характера, содеянное, при наличии к тому оснований, квалифицируется по совокупности как клевета или оскорбление.

Вымогатель может преследовать цель получения имущества либо однократно, либо в виде периодических выплат. В последние годы получило распространение вымогательство в виде получения от коммерсантов или предпринимателей периодической платы за принудительно (под угрозой) навязываемые им услуги неэквивалентного содержания (якобы за "охрану" помещения, за "содействие" в реализации продукции, за улаживание отношений с другими группировками или контролирующими органами и т.п.). Такую разновидность вымогательства иногда называют "рэкет". Отождествление этого понятия с вымогательством ошибочно. Вымогательство - это конкретный состав преступления против собственности, характеризующийся самостоятельным способом действия. Рэкет же - это особая разновидность организованной преступности, одна из форм ее проявления. Рэкет вырастает из вымогательства, строится на вымогательстве, но к нему не сводится. О рэкете как явлении можно говорить применительно к некоторым наиболее опасным случаям вымогательства, совершаемого организованными группами и соединенного, как правило, с другими преступлениями (взяточничеством, должностными преступлениями коррумпированных представителей правоохранительных и контролирующих органов, различными преступлениями в сфере экономики, порнобизнесом и др.) Ответственность в таких случаях наступает не только за вымогательство, но и в зависимости от наличия в действиях виновных других составов преступлений.

Квалифицированным видом данного преступления (ч. 2 ст. 163 УК) считается вымогательство, совершенное: а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно; в) с применением насилия. Особо квалифицированным, согласно ч. 3 ст. 163 УК, является вымогательство, совершенное: а) организованной группой; б) в целях получения имущества в крупном размере; в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; г) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.

Квалифицирующие признаки вымогательства в большинстве аналогичны квалифицирующим признакам кражи и других форм хищения. Некоторую особенность имеет применение признака неоднократности. Хотя вымогательство признается оконченным с момента предъявления имущественного требования, подкрепленного соответствующей угрозой, нельзя считать неоднократным вымогательством неоднократные требования передачи имущества или права на него, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом*(583).

Вымогательство, совершенное с применением насилия (п. "в" ч. 2 ст. 163 УК), следует отличать от насильственного грабежа и разбоя. Разница состоит в том, что насилие при грабеже и разбое применяется непосредственно для отобрания имущества у потерпевшего, а при вымогательстве физическое насилие является лишь формой выражения психического насилия и служит для подкрепления угрозы применить более серьезное насилие в случае невыполнения требований вымогателя.

Иногда одно и то же насилие используется преступником одновременно и для подкрепления вымогательской угрозы, и для непосредственного изъятия имущества. Такие действия квалифицируются как вымогательство и по совокупности как грабеж либо разбой, в зависимости от опасности насилия.
3.2. Квалифицирующие признаки предусмотренной ч 3 ст 163 УК РФ
Вымогательство, совершенное с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, выделено в особо квалифицированный вид (п. "в" ч. 3 ст. 163 УК). Этот признак может быть вменен только при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 24 УК). Квалификации по совокупности по ст. 111 УК в этом случае не требуется. Если же умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при вымогательстве повлекло по неосторожности смерть потерпевшего, содеянное квалифицируется по п. "в" ч. 3 ст. 163 и ч. 4 ст. 111 УК по совокупности. Квалификация по совокупности требуется также и при умышленном причинении смерти.

Исходя из сказанного, можно заключить, что, совершая вымогательство, субъект сознает, что он противоправно принуждает лицо к безвозмездному совершению действия (бездействию) имущественного характера посредством угрозы или насилия, представляющих реальную опасность для этого лица или его близкого, предвидит возможность причинения ему имущественного ущерба вследствие совершения требуемого и желает именно посредством такого принуждения извлечь имущественную выгоду.

При особо квалифицированном вымогательстве – с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего или его близких (п.«в» ч.3 ст.163 УК РФ) – возможен как прямой, так и косвенный умысел субъекта, то есть сознанием его охватывается общественная опасность совершаемых в отношении лица или его близкого насильственных действий; субъект предвидит неизбежность или реальную возможность наступления в их результате тяжкого вреда здоровью потерпевшего (его близкого), желает причинить такой вред, сознательно допускает его либо относится безразлично к наступлению такого вреда.

Как преступлению, направленному на неправомерное обогащение, вымогательству свойственна корыстная цель, хотя закон специально не предусматривает ее в качестве признака данного состава. Корыстная цель – это цель доставления субъекту либо лицам, в интересах которых он действует, незаконной имущественной выгоды в результате вынужденного поведения потерпевшего – передачи имущества, права на имущество или совершения других действий (бездействия) имущественного характера. Корыстная цель – не просто субъективное отражение безвозмездности и противоправности вымогательства, но четкое и напряженное желание обогатиться таким путем.

Отсутствие в законе прямого указания на корыстную цель вымогательства, прежде всего, не соответствует тому вниманию, которое законодатель уделил данному признаку в однородных вымогательству преступлениях против собственности (глава 21 УК). Во– первых, невозможно в рамках одной главы закона и тем более в рамках группы преступлений корыстной направленности устанавливать такой признак как обязательный в одних составах и лишь предполагать – в других. Во–вторых, в настоящее время указание на корыстную цель было бы необходимо как формальное основание для выделения квалифицирующего признака «в целях получения имущества в крупном размере» (п. «б» ч.3 ст.163 УК РФ). В–третьих, корыстная цель, как неотъемлемое свойство вымогательства, отражающее в совокупности с другими признаками характер его общественной опасности, имеет большое значение для отграничения этого преступления от деяний, сходных с вымогательством по объективным характеристикам. Таким образом, корыстная цель вымогательства должна быть четко обозначена в диспозиции ст.163 подобно тому, как это сделано применительно к хищениям в примечании 1 к ст.158 УК РФ.


Глава 4. Проблемы отстранения вымогательства

от смежных составов преступления

Некоторые квалифицирующие признаки вымогательства специфичны и это позволяет отграничить вымогательство от сходных преступлений.

1. Вымогательство по своим объективным и субъективным признакам тесно примыкает к хищению, хотя и не признается таковым. Специфика общественно опасной направленности вымогательства заключается в том, что оно посягает не только на собственность, но и на иные имущественные отношения, выступающие самостоятельными формами имущественных интересов (обязательственные, наследственные, жилищные и др.)

2. Вымогательство подобно насильственному грабежу и разбою является двуобъектным преступлением. Посягательство на личность при вымогательстве состоит в противоправном вмешательстве в жизнедеятельность личности путем предъявления незаконных имущественных требований и заявления угроз.

3. Объективные признаки вымогательства слагаются из двух самостоятельных действий предъявления имущественного требования и заявления угрозы причинить определенный вред. Предметом вымогательства, помимо чужого имущества, может быть право на имущество и совершение других действий имущественного характера. Действия имущественного характера это действия, которые приносят вымогателю имущественную выгоду (уничтожение долговой расписки, завещания, отказ от доли в общем имуществе, производство каких-либо работ и т.д.)

В отдельных случаях имущественное требование может и не сопровождаться угрозой, когда, например, виновный высказывает требование, рассчитывая на объективно существующую опасность, нависшую над потерпевшим или его близкими, и дает понять, что за определенное вознаграждение эта опасность может быть устранена. В последнее время получило распространение вымогательство в виде требования от предпринимателей выплат якобы за охрану помещения либо за «содействие» в реализации продукции.

4. В ч.1 настоящей статьи предусматриваются следующие виды вымогательской угрозы: 1) угроза применения насилия; 2) угроза уничтожения или повреждения чужого имущества; 3) угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

5. Любая угроза должна быть реальной и восприниматься потерпевшим как вполне осуществимая. Угроза при вымогательстве выступает средством облегчить завладение имуществом или получение иных имущественных выгод. Осуществление угрозы предполагается в будущем (сразу после предъявления требования или позже в порядке мести за отказ выполнить требуемое).

6. Угроза насилием состоит в угрозе причинения легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью (ст.115,112 и 111 УК).

7. Угроза уничтожения или повреждения чужого имущества относится только к имуществу, находящемуся в собственности потерпевшего или его близких. Способ уничтожения, которым угрожает виновный, не имеет значения для квалификации.

8. Оглашение позорящих сведений может заключаться в сообщении третьим лицам сведений, разглашение которых нежелательно для потерпевшего или его близких. Позорящие сведенияэто любые сведения, которые воспринимаются потерпевшим как унижающие его честь и достоинство, вне зависимости от того, были ли они истинными или ложными. Оценка сведений как позорящих зависит исключительно от восприятия их потерпевшим. Важно, что потерпевший стремится сохранить их в тайне, а угроза их оглашения используется виновным, чтобы принудить его к передаче имущества.

9. Вымогательство признается оконченным преступлением с момента предъявления требования передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера. Последующее завладение имуществом охватывается составом вымогательства и дополнительной квалификации не требует.

10. Вымогательство предполагает наличие у виновного прямого умысла и корыстной цели. Виновный осознает, что предъявляет незаконное требование, используя в качестве средства воздействия на потерпевшего угрозу, и желает таким путем добиться получения имущества. Для состава этого преступления не существенно, был ли виновный намерен в действительности привести угрозу в исполнение.

11. Квалифицирующие признаки вымогательства в основном совпадают с квалифицирующими признаками кражи.

12. Не образуют признака неоднократности требования передачи имущества или права на имущество, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом.

13. В зависимости от характера примененного при вымогательстве насилия закон предусматривает квалифицированный (п.«в» ч.2) и особо квалифицированный (п.“в” ч.3) виды этого преступления. Под насилием, предусмотренным в ч.2 настоящей статьи, имеется в виду насилие, не вызвавшее кратковременного расстройства здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Имеется в виду нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль. К этому виду насилия могут быть отнесены и лишение свободы, захват потерпевшего или его близких, если при этом не создавалось опасности для их жизни или здоровья.

14. Вымогательство, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, отличается от насильственного грабежа тем, что при грабеже насилие выступает средством завладения имуществом, а при вымогательстве оно является формой выражения психического насилия, подкрепляющего угрозу применить более серьезное насилие в случае отказа выполнить вымогательское требование.

15. Вымогательство, совершенное с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, отличается большей агрессивностью насильственных действий виновного и их более высокой опасностью. Они могут выражаться в причинении здоровью потерпевшего любого вреда, повлекшего последствия, предусмотренные в ст.111,112 и 115 настоящего Кодекса. Реальное причинение вреда здоровью не меняет вымогательской сущности содеянного, поскольку и в этих случаях насилие выступает как форма устрашения потерпевшего, а не средство завладения имуществом.[21]

16. Особенности вымогательского насилия позволяют отграничить его от разбоя. Угроза насилием и реализация угрозы при вымогательстве всегда отстоят друг от друга во времени. Если при разбое психическое насилие представляет собой угрозу немедленной расправы над потерпевшим, то при вымогательстве виновный угрожает привести ее в исполнение в будущем. При этом может указываться сравнительно отдаленное время удовлетворения вымогательского требования, момент передачи требуемого может не уточняться вовсе либо предполагается передача имущества вслед за предъявлением требования. В таких случаях следует иметь в виду, что если при разбое насилие применяется для завладения имуществом, то при вымогательстве оно служит усилением требования либо средством мести за отказ удовлетворить незаконные требования.

17. Если в результате вымогательства было совершено умышленное убийство, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч.3 настоящей статьи и п.”з” ч.2 ст. 105 УК.

18. Группа лиц по предварительному сговору. Поскольку вымогательство является сложным преступлением, исполнителями признаются и те, кто выполнил только одну часть объективной стороны (только предъявил требования или только высказывал угрозы). По нашему мнению, не могут быть признаны соисполнителями вымогательства лица, действия которых находятся за рамками состава (в частности, прием имущества, распространение позорящих сведений). Во всяком случае, это касается группы лиц по предварительному сговору в элементарной форме.

19. Неоднократное вымогательство следует отличать от продолжаемого. Таковым признаются неоднократные требования передачи, скажем, имущества, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом. Классическим примером продолжаемого вымогательства является ежемесячное собирание так называемой "дани" с предпринимателей.

20. Применение насилия при вымогательстве как квалифицирующий признак подразумевает только физическое насилие, ибо психическое насилие является обязательным признаком основного состава. Физическое насилие при вымогательстве также является средством принудить потерпевшего к выполнению предъявленных требований. Оно может быть применено к самому потерпевшему либо к его близким. По интенсивности это насилие может быть как опасным, так и не опасным для жизни и здоровья.

Если в результате такого насилия причинен вред здоровью человека, возникает проблема соотношения вымогательства с преступлениями против личности. По общему правилу, это соотношение проявляется в виде конкуренции части и целого, при которой предпочтение отдается целому. Поэтому побои, легкий вред, вред средней тяжести охватываются составом вымогательства и дополнительной квалификации по ст. 116, 115, 112 УК не требуют.[22]

Если в процессе вымогательства совершены изнасилование или насильственные действия сексуального характера, содеянное следует квалифицировать по совокупности ст.163 и 131,132 УК.

Насилие может выразиться и в ограничении свободы человека, которое предусмотрено ст.126,127,206 УК. По нашему мнению, хищение человека или незаконное лишение его свободы, соединенное с вымогательством, превращает похищенного или лишенного свободы человека в заложника. Поэтому состав вымогательства может конкурировать только со ст.206 УК. Вопрос о соотношении этих преступлений очень сложен. Статья 163 УК РФ такого квалифицирующего признака, как захват заложников, не предусматривает.

Зато в ст.206 УК, устанавливающей ответственность за захват заложников, появился такой квалифицирующий признак, как корыстные побуждения. Корыстные побуждения могут быть удовлетворены за счет предъявления требований передачи имущества, права на имущество или действий имущественного характера (как условия освобождения заложника). Поэтому нам представляется, что вымогательство, соединенное с захватом заложников, следует квалифицировать только по ст.206 УК.

Вымогательство с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего вменяется как при умышленном, так и неосторожном его причинении. Данный признак не требует дополнительной квалификации по ст.111 УК. Не требуется и дополнительная квалификация по ч.4 ст.111 УК, когда умышленное причинение тяжкого вреда в процессе вымогательства повлекло по неосторожности смерть потерпевшего.

Умышленное лишение жизни потерпевшего требует самостоятельной квалификации по п.”з” ч.2 ст.105 УК как убийство, сопряженное с вымогательством.

21. Наиболее важными являются вопросы разграничения вымогательства с грабежом и разбоем, а также вымогательства и бандитизма. Предметом вымогательства является имущество, право на имущество, действия имущественного характера. Предметом грабежа и разбоя только имущество. Поэтому проблема разграничения возникает только в том случае, если предметом преступного посягательства выступает имущество. При вымогательстве насилие может выражаться в угрозах физического насилия, угрозах уничтожения или повреждения имущества, угрозах распространения позорящих сведений, а также в применении физического насилия. При грабеже и разбое насилие имеет форму физического насилия и угрозы применения физического насилия.[23] Два вида насилия совпадают, поэтому здесь необходимо использовать следующий критерий разграничения. При вымогательстве требование передачи имущества направлено в будущее, но иногда имущество может требоваться в настоящем. При грабеже и разбое имущество изымается в настоящем.

Разграничения требуют только те случаи, когда требование передачи имущества применяется в настоящем. В данном случае разграничение проводится по признаку насилия. Вымогательство и грабеж могут образовывать совокупность преступлений, когда, применяя насилие в настоящем, вымогатель часть имущества требует в будущем, а частью завладевает сразу.

Итак отличие разбоя от вымогательства проводится по следующим основаниям. При разбое предметом преступления является только имущество, при вымогательстве имущество, право на имущество, действия имущественного характера.[24] Причем соотношение между этими преступлениями возникает только тогда, когда в качестве предмета преступления выступает имущество. При разбое возможно как физическое, так и психическое насилие.

При вымогательстве основной состав совершается только с психическим насилием. Физическое насилие является лишь квалифицирующим признаком вымогательства. Психическое насилие при разбое выражается только в угрозах применения физического насилия.

При вымогательстве угрозы носят более широкий характер (распространить позорящие сведения, уничтожить или повредить имущество). При разбое насилие выступает способом завладения имуществом, а при вымогательстве служит для устрашения. Требование передачи имущества в разбое направлено в настоящее и совпадает с моментом применения насилия.

При вымогательстве требование передачи имущества направлено в будущее. Насилие при разбое также направлено в настоящее и совпадает с моментом завладения имуществом.

При вымогательстве насилие, как правило, направлено в будущее. При разбое насилие должно быть опасным для жизни и здоровья, тогда как при вымогательстве виновные могут применить любое насилие, в том числе и неопасное. Разбой закончен с момента нападения, вымогательство считается оконченным преступлением в момент предъявления требования передачи имущества, права на имущество либо выполнения действий имущественного характера.

22. Вымогательство, совершенное организованной группой, необходимо отличать от бандитизма. Банда это всегда вооруженная и организованная группа лиц. В том случае, если вымогательство совершается устойчивой, вооруженной организованной группой, действия виновных необходимо квалифицировать по совокупности ст.163 и 209 УК.
4.1. От грабежа разбоя

Разбой - нападении с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия. В Уголовном Кодексе место этому преступлению отведено в главе «Преступления против собственности», однако это преступление посягает на два объекта: собственность и личность (жизнь и здоровье потерпевшего). Именно таким двуобъектным характером и определяется повышенная опасность этого преступления. Наиболее опасно не то, что оно посягает на отношения собственности, а каким способом - нападением, соединенным с реальным применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего. Таким образом, именно задача первостепенной защиты личности решается путем установления высоких санкций за преступление.

Объективную сторону разбоя составляет нападение, соединенное с насилием опасным для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, либо с угрозой такого насилия.

Под нападением при разбое, как правило, следует понимать внезапное применение насилия к потерпевшему. Форма такого насилия может носить как открытый характер, так и замаскированный (выстрел из засады, удар из-за спины и т.д.). нападение может выражаться в воздействии на потерпевшего нервнопаралитическими, токсическими и одурманивающими средствами. Так

В случае когда с той же целью в организм потерпевшего введены вещества, не представляющие опасности для его жизни и здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием, либо покушение на это преступление. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указанных преступлений, могут быть установлены с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем.

Обязательным объективным признаком разбоя является применение насилия, опасного для жизни или здоровья. Насилие при разбойном нападении может быть применено к собственнику или лицу к лицу, в обладании или под охраной которого находится имущество, а также к любому другому лицу, которое, по мнению преступника, может помешать его преступным действиям.

Разбой отличается от грабежа тем, что применяемое при разбое насилие является опасным для жизни или здоровья. Опасность насилия определяется по его последствиям, исходя из реального вреда, причиненного здоровью потерпевшего. Признаки перечисленных видов вреда здоровью указаны в статьях 111, 112, 115 УК, однако при совершении разбоя дополнительной квалификации по этим статьям не требуется. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является одним из квалифицирующих признаков разбоя (п. «в» ч.3 ст.162 УК).

Под насилием, не опасным для жизни и здоровья следует понимать побои, легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а также иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы.

Наличие состава разбоя или грабежа, соединенного с насилием, следует признавать в случаях, когда насилие являлось средством завладения имуществом либо средством его удержания. Действия лиц, начатые как кража, при применении в дальнейшем насилия с целью завладения имуществом или для его удержания непосредственно после изъятия следует квалифицировать в зависимости от характера примененного насилия как разбой или грабеж, соединенный с насилием.

При решении вопроса о том, являлось ли насилие опасным для жизни или здоровья, надо учитывать не только последствия примененного насилия, но и его интенсивность и способ его совершения. Поэтому как разбой квалифицируется также нападение в целях хищения имущества, соединенное с насилием, которое вообще не причинило вреда здоровью, однако создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего.

В судебной практике насилием, опасным для жизни или здоровья, признаются (даже в случае отсутствия серьезных последствий) такие действия, как нанесение лежащему человеку ударов ногами, целенаправленное нанесение ударов в жизненно важные органы, перекрывание дыхательных путей, выталкивание на ходу из транспорта и т.д. Так существует прецедент, когда

Таким образом, характер насилия служит объективным критерием разграничения насильственного грабежа от разбоя. Если насилие не является опасным для здоровья, оно свидетельствует о грабеже, а если оно связано с реальным расстройством здоровья, т.е. является опасным для него, то такое деяние представляет собой разбойное нападение.

В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела

(места и времени совершения преступления, числа преступников, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия потерпевшим характера угрозы и т.д.).

Важно отметить то, что при разбое преступник угрожает немедленным применением насилия, в то время как при вымогательстве угроза применения насилия носит не немедленный характер, а сопряжена с ее применением в отдаленном времени в случае, если потерпевший не выполнит требования преступника.

В законодательном определении разбоя речь идет как о фактическом применении насилия, так и об угрозе его применения. Из этого следует, что разбой может характеризоваться как физическим, так и психическим насилием.

Психическое насилие при разбое заключается в угрозе непосредственного применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего. Угроза может выражаться словами, жестами, демонстрацией оружия или предметов, которыми может быть причинен вред здоровью. Цель угрозы - парализовать волю потерпевшего, принудить его передать имущество или не препятствовать его завладению. Если такая цель достигнута, то не имеет значения, что виновный не намеревался приводить угрозу в исполнение или же не имел фактической возможности ее осуществить. Существенным моментом для оценки юридической сущности деяния является субъективное восприятие самим потерпевшим характера выраженной в его адрес угрозы. Важно то, что потерпевший воспринял эту угрозу как реальную. В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела (места и времени совершения преступления, числа преступников, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия потерпевшим характера угрозы и т.д.).

Если вся обстановка преступления говорит о том, что для жизни и здоровья потерпевшего существует реальная опасность, то даже при неопределенном характере угрозы деяние должно квалифицироваться как разбой.

Очень важно отличать разбой от вымогательства, соединного с насилием.

Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

4.2. Принуждению к совершению сделки или отказу

от её совершения совершения

Статьей 179 УК РФ предусмотрена ответственность за принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, при отсутствии признаков вымогательства. Под сделкой, согласно ст. 153 ГК РФ понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Следовательно, возможно три варианта преступной цели у виновного:

- установление прав и обязанностей;

- изменение прав и обязанностей;

- прекращение прав и обязанностей.

Слово «совершение» может пониматься как «заключение сделки», так и ее реальное исполнение - то есть, по существу, выполнение условий договора (это вытекает из определения консенсуальных сделок, под которыми понимаются «все сделки, для совершения которых достаточно достижения соглашения о совершении сделки»). На первом приближении может показаться, что закон имеет ввиду второй вариант, так как виновный желает тех благ, которые предоставит ему контрагент. Данное мнение не вытекает из закона. Может получиться ситуация когда сторона принуждает к исполнению обязательств возникших в результате правомерных действий субъекта. Следовательно, уголовная ответственность по ст. 179 УК РФ может наступать только в случае принуждения к совершению сделки или отказу от ее совершения, когда между гражданами отсутствуют те отношения, на которых настаивает преступник. Значит под «совершением» следует понимать заключение сделки, при этом злоумышленник требует согласия контрагента на принятие им обязательств по отношению к виновному, так же как вымогатель требует расписку, чтобы в дальнейшем получить имущество.

Принуждение к сделке состоит в требовании лица совершить действие, составляющее предмет сделки. Это означает, что имеет место незаконное воздействие на волю лица. Следовательно, потерпевший не желает совершать сделку, а его согласие на совершение определенных действий имеет формальный характер, и если условия договора исполняются, то это является результатом не добровольного решения, а опасения реального приведения угрозы в исполнение. Требование является нейтральным с точки зрения уголовного права, пока оно не подкреплено угрозой. Отсюда следует, что если контрагент поставлен в такую ситуацию, когда он для предотвращения большего вреда он вынужден совершить сделку с «партнером», который ее создал, (допустим, реальным причинением вреда правам и законным интересам потерпевшего), то состав преступления здесь отсутствует. 

Требование должно отчетливо доводится до сознания потерпевшего. При этом не обязательно, чтобы оно было адресовано непосредственно стороне сделки. Возможно оказание давления на близких ему людей, которые, опасаясь осуществления угроз, убеждают его принять решение в пользу преступника, хотя здесь его воля совпадают с волеизъявлением, формирование воли происходит под влиянием посторонних факторов, не имеющих законного характера. Сделка явилась итогом преступных действий лица; при этом необходимо установить, что потерпевший изъявил свое нежелание устанавливать гражданско-правовые отношения с виновным.

Конкретные формы угроз перечислены в законе. Принуждение в иной форме исключает уголовную ответственность и является гражданско-правовым деликтом. Эти угрозы аналогичны тем, которыми оперирует вымогатель. Угроза это психическое воздействие на участника сделки, что приводит к волеизъявлению при отсутствии внутренней воли.

Угроза применения насилия охватывает возможность причинения вреда здоровью любой тяжести, в том числе убийство. При этом квалификация по совокупности со ст. 119 УК РФ исключается, поскольку выполнение объективной стороны данного состава преступления является способом совершения более тяжелого преступления - принуждения к совершению сделки. Реальное применение насилия в целях понуждения потерпевшего к совершению либо отказу от совершения сделки квалифицируется по п. «б» ч.2 ст.179 УК РФ. Этот признак охватывает любое насилие до причинения легкого вреда здоровью включительно. Если был причинен тяжкий или средней тяжести вред здоровью, то ответственность должна наступать также за преступления против личности. Известны случаи, когда насилие выразилось в незаконном лишении свободы. Так, предпринимателя принуждали к совершению сделки, заточив его на неопределенное время в холодильную камеру. Преступники осознавали, что переохлаждение может закончиться длительным расстройством здоровья, поэтому если бы предприниматель заболел, допустим, воспалением легких и проходил курс лечения свыше 21 дня, их надлежало привлекать к уголовной ответственности по п. «б» ч.2 ст.179 и ст. 112 УК РФ.

Угроза уничтожением или повреждением чужого имущества. Это имущество не просто должно быть чужим для виновного, но и представлять определенную ценность для потерпевшего, причем не обязательно в денежном выражении. Известны случаи, когда злоумышленники добивались преступной цели, угрожая убийством домашнего животного. Реальное уничтожение чужого имущества надлежит дополнительно квалифицировать дополнительно по ст. 167 УК РФ.

Распространение сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких. Право - это мера возможного поведения. Следовательно, виновный угрожает потерпевшему лишением самой возможности нужного поведения. Например, непризнанием права на определенную льготу. Законный интерес - это интерес, вытекающий из права. Например, каждый имеет право на жилище. Лицо приступает к реализации своего права - желает приобрести квартиру в престижном районе. Виновный, принуждая его к совершению сделки, чинит препятствия в приобретении. Таким образом, он причиняет вред законным интересам потерпевшего. Преступник не может лишить его права на жилище, но может воздействовать на волю последнего, затрудняя реализацию этого права.

Любая угроза должна быть существенной. При определении существенности следует руководствоваться следующим. Потерпевший заключает сделку только потому, что опасается реального осуществления угрозы. Не будет угрозы - не будет сделки. Следовательно, волеизъявление при заключении соглашения является следствием не свободной воли, а угрозы. Поэтому при рассмотрении этой категории дел следует обращать внимание на доказанность того факта, что именно угроза, будучи воспринятой реально, побудила потерпевшего совершить сделку, либо обратиться в правоохранительные органы. Если выяснится, что потерпевший не опасался угрозы и обратился не в целях защиты своих прав, а исключительно для создания проблем лицу, принуждающего к совершению сделки, то, на наш взгляд, состав оконченного преступления, предусмотренного ст. 179 УК РФ, здесь отсутствует. С другой стороны, виновный не зря оперирует такими угрозами. Его цель - запугать потерпевшего и он избирает именно такую угрозу. В отношении другого человека он избрал бы другую. Например, для одного будет "достаточно" угрозы повреждения автомобиля, для другого - сожжения сеновала. Аналогичным способом должен устанавливаться "существенный» вред правам и законным интересам. Если человек из-за угрозы жертвует правом свободы договора, то реально причиненный вред правам, которые он стремиться сохранить, будет для него существенным. Ярким примером принуждения к совершению сделки с целью установления прав и обязанностей могут послужить действия членов организованного преступного сообщества, которые в честь имени своего лидера именовались Слонами. Совершая широкий спектр преступлений, достигнув невероятных результатов на этом поприще, они собирали дань со своих "подопечных "(ввиду их большого количества) на огромном стадионе. При этом, как свидетельствуют материалы, они решали, например, сколько молока или мяса должно последовать по предложенному ими адресу. Таким образом, "букет " преступлений пополнился еще одним - принуждением к совершению сделки.

Как мы установили, все виды угроз определены в законе и их расширительное толкование не допустимо. Таким образом, за рамками данного состава остаются общественно опасные деяния, имеющие практически все признаки ст. 179 УК РФ, но не подпадающие под перечень перечисленных в этой статье угроз. Диспозиция части 1 ст. 179 УК РФ не позволяет привлечь фактических преступников к уголовной ответственности. Практика злоупотреблений пробелом в законодательстве обширна. Так лицом, осуществляющим управленческие функции на Торговом рынке по ул. Байкальская, было предложено арендаторам, частным предпринимателям-торговцам, заключить договор с определенной охранной фирмой на оказание соответствующих услуг. Стоимость услуг была достаточно высока, но фирма обещало гарантировать их высокое качество. Отказавшимся угрожали непродлением договора аренды. Лицо, выполняющее управленческие функции в Торговом комплексе по ул. Дзержинского предложило своим арендаторам заключать договора на поставку торгового оборудования от одной фирмы, соучредителем которой оно как раз и являлось. В противном случае должны были последовать расторжение договора аренды или иное ущемление прав предпринимателей. Как в первом, так и во втором случае угрозы не подпадают под перечень, указанный в диспозиции ст. 179 УК РФ. Прекрасно осознавая это, криминальный элемент использует ситуацию и препятствует осуществлению нормальной экономической деятельности, фактически причиняя вред объекту преступления, предусмотренного ст. 179 УК РФ. Такая практика злоупотреблений широка потому, что отсутствует превенция Уголовного закона. Это придает злоумышленникам новые силы для причинения вреда экономическим отношениям и получению незаконной выгоды.

В то же время угроза уничтожения или повреждения чужого имущества в рассматриваемом вопросе является уголовно наказуемой, так как направлена на собственность. Между тем для некоторых людей ценность представляют их права и законные интересы. Поверив в демократические реформы, они боролись за эти права не для того, чтобы они остались на бумаге, а для извлечения из них пользы. Поэтому спектр возможностей причинения вреда их правам и законным интересам не должен ограничиваться приведенными в законе действиями, о чем убедительно свидетельствуют приведенные выше примеры.

Следовательно, диспозицию ст. 179 УК РФ необходимо изменить следующим образом: "Принуждение к совершению сделки либо отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно совершения иных действий, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, при отсутствии признаков вымогательства".

Принуждение в целях изменения гражданских прав и обязанностей означает, что сделка как таковая уже заключена, однако контрагент требует такого изменения ее условий, что в рамках сложившихся правоотношений изменившиеся условия существенным образом ухудшат положение потерпевшего. Несущественное изменение условий в пользу нарушителя не представляет опасности в силу малозначительности деяния.

Принуждение к прекращению гражданских прав и обязанностей означает, что гражданские отношения уже установились между субъектами и нарушитель больше не желает их сохранять. В этом случае он, видимо, требует прекращение своих обязанностей и отказа от предусмотренных законодательством или договором последствий одностороннего прекращения обязательства.

Слово «принуждение» этимологически не идентично слову «требование». «Требование – это выраженная в решительной, категорической форме просьба о том, что должно быть выполнено, на что есть право». «Принудить – заставить что-нибудь сделать», причем «заставить – это поставить в необходимость делать что-нибудь, принудить». Следовательно, если преступник принуждает совершить сделку, угрожая применить насилие немедленно, то его действия подпадают под признаки ст. 179 УК РФ. Однако такой подход приветствовать нельзя. Например, насильственный грабеж отличается от разбоя только степенью тяжести насилия или его угрозы. В то же время вымогательство охватывает любую угрозу, потому что она направлена в будущее, где у потерпевшего есть возможность альтернативного поведения. Степень тяжести насилия при угрозе непосредственного его применения существенно повышает общественную опасность содеянного, поэтому ставить «на одну доску» лицо, требующее исполнения обязанностей под угрозой применения насилия в будущем и лицо, угрожающее немедленным применением насилия, никак нельзя.

Принуждение к отказу от совершения сделки имеет место, когда виновный не желает сам устанавливать с потерпевшим гражданско-правовых отношений, но требует от последнего отказаться от установления этих отношений с другими лицами (например, запрет продавать или обменивать принадлежащую на праве собственности вещь). Здесь необходимо проводить отличие ограничения конкуренции путем установления или поддержания единых цен с применением насилия или угрозой его применения, а равно с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с такой угрозой, при отсутствии признаков вымогательства (ч.2 ст.178 УК) от принуждения к отказу от совершения сделки (ст. 179 УК). Если от принуждения к отказу от совершения сделки страдают конкретные лица, то при ограничении конкуренции затрагиваются интересы определенного слоя граждан – потребителей. У них отсутствует возможность либо вообще приобрести товары, услуги, либо выбирать аналогичные товары, но по разным ценам. Между тем, именно достижением этих благ можно оправдать рыночную реформу. В принуждении к отказу от сделки решающее значение в мотивации преступника имеют значение те конкретные отношения, которые могут возникнуть между субъектами. В случае же с ограничением конкуренции потерпевшим может выступать не конкретный субъект, а любое лицо, которое может составить конкуренцию, так как виновный имеет интерес привлечь больше потребителей за счет устранения с рынка своего конкурента, то есть контролировать рынок товаров и услуг. Так, по НТВ в одной из программ "Криминал" прошел сюжет. Торговцы овощами и фруктами "попросили " коллегу либо "поднять" цены на реализуемые им товары, либо покинуть рынок, угрожая при этом уничтожением имущества. Получив отказ, злоумышленники перевернули ящики с овощами и принялись топтать их ногами. По окончанию сюжета было объявлено, что действия виновных квалифицированы по ст. 179 УК РФ. Через некоторое время в этой программе показали аналогичный сюжет, но действия были квалифицированы по ст.178 УК РФ. Действительно, с одной стороны имело место принуждение к отказу от совершения потенциально (но с высокой вероятностью ввиду низких цен) возможных сделок с потребителями. Однако здесь необходимо учесть, что 1. Потерпевший был предпринимателем, то есть конкурентом 2. Преступники требовали не отказа от сделки, а повышения цен 3. Отношения, от которых должен был отказаться продавец, не были конкретными – договор мог быть заключен с любым потребителем, а значит повышения цен требовали бы от любого продавца. Следовательно, здесь должна применяться ч.2 ст. 178 УК РФ.

Принуждение к совершению сделки, как преступление, окончено с момента предложения установить, изменить, или прекратить гражданско-правовые отношения, сопровождаемого угрозой, т.е. когда началось незаконное воздействие на волю потерпевшего. И даже если договор заключается немедленно, у потерпевшего есть время на обращение за защитой своих прав перед реальным его исполнением. В этой связи возникает проблема. Если одно лицо принуждает другое к совершению сделки купли-продажи, применяя при этом насилие, то налицо ч.2 ст179 УК РФ (максимальное наказание- лишение свободы на срок от пяти до десяти лет); если же лицо, допустим реально забирает вещь, применяя насилие, но оставляет эквивалент, его действия, при условии причинения существенного вреда, квалифицируются ч.2 ст.330 УК (максимальное наказание-лишение свободы на срок до пяти лет). Данное упущение должно быть устранено только на законодательном уровне.

4.3.Самоуправство

Самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному федеральным законом или иным нормативным правовым актом порядку осуществление своего действительного или предполагаемого права, не причинившее существенного вреда гражданам или юридическим лицам, - влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от ста до трехсот рублей; на должностных лиц - от трехсот до пятисот рублей[25].

Самоуправство в ряде случаев по своим объективным признакам схожа с кражей. Оно также может посягать на собственность того или иного субъекта права. Однако с субъективной стороны действия виновного в самоуправстве существенно отличаются от кражи. В отличии от кражи, самоуправство не с целью хищения чужих вещей, а с целью завладения имуществом, в отношении которого лицо обладает действительным или предпологаемым правом.

Объект самоуправства - установленный законом порядок осуществления гражданами своих прав. Дополнительный объект - законные права и интересы физических и юридических лиц.

Субъективная сторона самоуправства характеризуется прямым или косвенным умыслом. Виновный сознает, что он самовольно, помимо установленного порядка, осуществляет свое действительное или предпологаемое право и желает, чтобы оно было выполнено именно таким образом. Для кражи, как уже отмечалось ранее, характерен только прямой умысел, но и его содержание здесь иное: при краже субъект знает, что он изымает имущество из чужого владения в свою собственность.

1. Обязательным условием наступления ответственности по ст. 330 является оспаривание правомерности самоуправных действий гражданином или организацией.

2. Под оспариванием следует понимать объявление в той или иной форме заинтересованным лицом (организацией) о нарушении своего (чужого) действительного или предполагаемого права самоуправным деянием (заявление или жалоба, поданные в суд, прокуратуру, орган внутренних дел или иной орган, призванные обеспечить защиту права заявителя, и иные установленные формы объявления своих прав).

О наличии такого права должно быть известно виновному.

3. Нарушением установленного порядка признается совершение какого-либо действия (завладение участком земли, возведение препятствий на дороге, снятие денег со счета и т.п.) либо (вопреки закону) бездействие, нарушающее установленный нормативным актом порядок (способ) приобретения или реализации прав, в случаях, когда виновный был обязан действовать согласно правовому акту или договору (уклонение от перечисления денег, передачи иного имущества и т.п.).

Такой порядок может быть установлен как законом (Конституция РФ, ГК РФ, Закон РФ об образовании и др.), так и иным правовым актом общего действия (Указ Президента РФ, постановления Правительства РФ, приказ МВД РФ, нормативное решение органа местного самоуправления).

4. В случаях, предусмотренных комментируемым Кодексом, нарушения установленного порядка приобретения или реализации прав могут образовывать самостоятельные составы иных преступлений: нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137), нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139), отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166).

5. Понятие существенного вреда как обязательного последствия самоуправства является оценочным. Признание вреда существенным прежде всего зависит от оценки значимости ущерба потерпевшим физическим лицом или понесшим ущерб юридическим лицом, от их фактического имущественного положения или финансового состояния, а также от сложившейся к моменту совершения преступления судебной практики по соответствующей категории дел.

6. Субъективная сторона самоуправства, ответственность за которое установлена в ч. 1 ст. 330, характеризуется прямым умыслом по отношению к самовольным действиям и прямым или косвенным умыслом по отношению к причинению существенного вреда.

7. Обязательным признаком самоуправства является самовольность: виновный осознает, что действует (бездействует) без разрешения (санкции) лица (лиц), право которого данное деяние нарушает.

8. Признаками, отягчающими ответственность за самоуправство, являются применение насилия или угроза применения насилия.

9. Понятие насилия (в смысле ст. 330 РФ) охватывает умышленного причинения здоровью потерпевшего тяжкого вреда.

10. О понятии "угроза причинения насилия" см. комментарий к ст. 318 УК.

11. Субъективная сторона самоуправства, ответственность за которое установлена в ч. 2 ст. 330, характеризуется виной в форме прямого умысла по отношению к самовольным действиям (в том числе к насильственным действиям или к угрозе насилием) либо прямого или косвенного умысла по отношению к последствиям в виде существенного вреда и вреда для здоровья потерпевшего.

12. Причинение при самоуправстве тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего по неосторожности дополнительно квалифицируется по ст. 118 комментируемого Кодекса.

13. Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста.

14. Должностное лицо, совершившее самовольные действия с нарушением установленного правовым актом порядка, несет ответственность по ст. 286 или ст. 288 УК за превышение должностных правомочий или за отказ в предоставлении информации (документов, материалов).

    продолжение
 1 2 3 4 5 6 7    

Удобная ссылка:

Скачать реферат бесплатно
подобрать список литературы


Уголовно-правовая характеристика вымогательства 2


Постоянный url этой страницы:
Реферат Уголовно-правовая характеристика вымогательства 2


Разместите кнопку на своём сайте:
Рефераты
вверх страницы


© coolreferat.com | написать письмо | правообладателям | читателям
При копировании материалов укажите ссылку.