Пруссы. Хозяйство и общественные отношения до тевтонского завоевания

Загрузка...

главная страница Рефераты Курсовые работы текст файлы добавьте реферат (спасибо :)Продать работу

поиск рефератов

Реферат на тему Пруссы. Хозяйство и общественные отношения до тевтонского завоевания

скачать
похожие рефераты
подобные качественные рефераты

Размер: 51.42 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Капризная
28.06.2011
1 2 3    



Содержание
Введение…………………………………………………………………………...3
Глава I. Сведения о происхождении пруссов…………………………………...6
Глава II. Общественный строй пруссов по англо-саксонским, скандинавским и древнерусским источникам………………………………………………………...17
Глава III. Сведения о хозяйстве пруссов……………………………………….26
Заключение……………………………………………………………………….34
Список использованной литературы…………………………………………...36
Введение
Актуальность темы работы состоит в том, что Изучение средневековой истории народов Прибалтики — важная задача нашей науки. Однако ее решение наталкивается на большие трудности, вызванные отсутствием местных летописей и крайней скудостью других источников.

О пруссах нам известно немного. Еще в начале нашей эры они жили первобытнообщинным строем. К началу IX века у них начинают зарождаться классы и появляются зачатки государственности. К этому же периоду относятся более или менее достоверные сведения об их жизни, хозяйственной деятельности и обычаях. У пруссов не было письменности, поэтому они не оставили никаких документов. Все, что нам известно о жизни пруссов, исходит из сохранившихся свидетельств европейских и арабских купцов IX—XI веков, христианских миссионеров, побывавших здесь. Кроме того, богатый материал о жизни пруссов и их легендах дает рукопись первого епископа Пруссии Христиана, жившего в начале XIII века и пытавшегося обратить пруссов в христианство. Большую информацию о пруссах дали археологические раскопки. Ученые установили, что группа племен, обобщенных названием «пруссы», культурно родственна латышским, литовским и славянским народностям, и относится к западно-балтским племенам. Главной хозяйственной деятельностью пруссов были охота, рыболовство и подсечное земледелие. Кроме того, пруссы занимались и коневодством. Путешественники, побывавшие в Пруссии, отмечают высокую религиозность пруссов. У них было целое скопище всевозможных богов. Поклонялись пруссы и силам природы, и священному лесу, который давал им приют и пищу. Огромным авторитетом у пруссов пользовались жрецы, особенно верховный жрец, носивший титул Криве-Кривайтиса. Влиянию жрецов был подвержен весь жизненный уклад прусского общества.

В XIII в. под предлогом христианизации пруссов их земли завоевал Тевтонский орден. Первые отряды рыцарей этого ордена появились в Пруссии в 1230 г.,— уже после того, как Папа Римский в 1218 г. издал буллу, приравнивающую крестовый поход в Пруссию к крестовым походам в Палестину.

Покорённые пруссы насильственно обращались в христианство; любые проявления прусской религии подвергались жесточайшим преследованиям (кстати, уже в наше время религия древних пруссов послужила основой творчества группы «чёрного симфонического металла» Tvangeste). Начался процесс заселения прусских земель немецкими колонистами, которые селились около основанных рыцарями замков. Эти замки и возникшие под их защитой города послужили главными опорными пунктами германизации коренного населения. Племенная знать на язык завоевателей перешла примерно к исходу XIV в., но сельское население еще долго оставалось этнически прусским (за исключением северных и южных областей будущей Восточной Пруссии,— в XV—XVI в. крестьянство Надровии, Самбии, северной Натангии и северной Бартии подверглось почти сплошной литуанизации, а крестьянство Галиндии, Сассии, южной Вармии и южной Бартии — такой же полонизации со стороны массово проникавших на территорию Пруссии литовских и польских мигрантов).

Из смешения лингвистически прусского, литовского и частично польского населения Восточной Пруссии с немецкоязычными колонистами к началу ХХ в. сложилась особая субэтническая группа — немцы-пруссаки, а временем окончательного исчезновения прусской народности условно можно считать 17091711 г., когда от голода и эпидемии чумы погибло около половины населения древнепрусских земель, включая последних носителей прусского языка.

После II мировой войны в Калининградской обл. проводились многочисленные раскопки прусских археологических памятников, но их результаты публиковались практически лишь в научной литературе, а популярные издания были исключительной редкостью. Но хотя образ пруссов трактовался довольно положительно, по политическим соображениям интерес рядовых граждан СССР к истории прусского этноса не приветствовался, как и вообще интерес к довоенной истории Калининградской области.

В отношении образа жизни и обычного права пруссов С..Грунау и Л.Давид сохранили и донесли до нас более широкий перечень древних законов, нежели автор Ипатьевской летописи;  этих законов придерживались не только сами пруссы, но и племена ливов (литовцы и латыши), славяне, жившие на территории нынешней Гродненской области, и кривичи, как поселившиеся на Волхове в Новгороде, так и юго-восточнее Москвы, а также племя голядь. Правда Грунау не включил в этот перечень закона о правах наследования. В своих описаниях жизни пруссов он приводил некий случай распределения наследства умершего прусса. На дороге выложили частями принадлежавшее умершему. Самое ценное было положено далее всего. Затем были устроены скачки на лошадях. У кого из участников была более быстрая лошадь тот и получал самую ценную часть наследства, остальные получали то до чего смогли добраться. Из наследства умершего бралась определенная часть на погребение и поминальные пиры в его честь и для подношения Богам. Правда некоторые исследователи считают, что описанные Грунау события относятся к случаю, когда не было прямого наследника.

Цель работы состоит в характеристике хозяйства и общественных отношений пруссов до покорения их рыцарями-крестоносцами. В соответствии с этой целью задачи работы поставлены следующие:

1.     Анализ сведений авторов античности и раннего средневековья о жителях побережья Балтики

2.     Характеристика общественного строя пруссов по сохранившимся источникам

3.     Обобщение сведений о хозяйстве пруссов.

Работа состоит из трёх глав, соответствующих трём названным задачам работы.
Глава
I
. Сведения о происхождении пруссов

Наиболее ранние упоминания о Балтии относятся к VI-III векам до нашей эры. Это описания «острова Бальция», оставленные греческим мореплавателем Пифеем и «Балтия» из «Географии» Эратосфена. Для более развитых эллинистической и римской цивилизаций, помимо общепознавательного плана, балтийское побережье представляло и торговый интерес - янтарь. Плиний Старший в своей «Естественной истории» (I век) называл этот край островом - Озериктой и Аустеравией (и то, и другое - «восточная страна»). Тацит в «Германии», называвший местное население, занимавшееся помимо прочего сбором янтаря, эстиями («живущими на востоке»), оставил свидетельство о том, что люди, живущие в этих местах, поклоняются Праматери богов и как отличительный знак этого культа носят на себе изображение вепрей (Germania, I век до н.э.). Птолемей Клавдий поместил эту часть Балтики на самый край известного человечеству мира.

Во времена, когда о Янтарном крае становится известно Нерону (середина I в. н.э.), янтарь снова является предметом торговли. По свидетельству Плиния Старшего, янтарь в огромных количествах вывозят в Римскую империю. Позднее Корнелий Тацит также описывает эстиев как собирателей янтаря, которые не задумываются о его происхождении и сами никак не используют (1).

Интересно описание Тацитом эстиев: «Итак, правым берегом Свевского моря омывается земля племен эстиев, у которых обычаи и внешний вид как у свевов, а язык похож на британский. Они поклоняются матери богов и носят как символ своих верований изображение кабана. Это у них заменяющая оружие защита от всего, гарантирующая почитателю богини безопасность даже среди врагов. Они редко пользуются железным оружием, чаще же дубинами. Над хлебом и другими плодами земли они трудятся с большим терпением чем нежели это соответствует обычной лености германцев» (2).

Наиболее древний русскоязычный источник - «Повесть временных лет»: «Ляхи же и пруссы сидят близ моря Варяжского» (3).

Сложение прусского общества и культуры происходило в VI—VIII веках на базе культуры эстиев в условиях окончания «Великого переселения народов», которое оказало значительное воздействие на местный социум. Под «Великим переселением народов» понимаются миграционные процессы, происходившие на территории Европы в IV—VII веках. Переселялись многие народы, но на жизнь древнего населения нашего края наибольшее воздействие оказали готы и славяне.

Готы первоначально жили в Скандинавии, откуда они через Балтийское море переселились в междуречье Одера и Вислы (Польское Поморье), но не задержались здесь и в III веке н. э. двинулись дальше и дошли до Северного Причерноморья, где создали свое государство. Но уже в IV веке под натиском гуннов были вынуждены уйти и с этой территории. Часть из готов осталась на месте (остготы), другая (вестготы) — сначала передвинулась к Дунаю, где они стали союзниками Рима, а затем захватила Италию. Из Италии в VI веке готы были вытеснены Византией и ушли в Испанию.

В готских походах приняли участие многие народы, становившиеся их союзниками (гепидами). Когда в III веке н. э. готы начинают переселение в Северное Причерноморье, вместе с ними в качестве их союзников, вероятно, отправляется часть местного населения. Ныне в науке распространен взгляд, что это была, по крайней мере, какая-то часть племени галиндов, которые вместе с готами продолжили путь по Европе и дошли до Испании, где во времена Реконкисты прославился рыцарский род Галиндов.

После того как готы были изгнаны Византией из Италии, часть их союзников эстиев вернулась домой. Это доказывается тем, что в погребальных памятниках западнее Мазур, где проживали галинды, появляются новые элементы культуры, такие как: оружие и посуда из придунайских земель и Средней Европы, а самое главное — в составе снаряжения лошади появляется седло. До VI века н. э. в Европе седло отсутствовало. Его принесли с собой из глубин Азии авары. Именно контакты с аварами и познакомили местное население с этой новинкой. Вполне возможно, что на территорию между Вислой и Неманом пришли не только новые веяния с юга, но и их носители. Можно предположить, что внезапное исчезновение авар с исторической арены Европы связано с их частичным переселением в этот регион. Тогда легко объяснить, почему Вульфстан зафиксировал такие яркие традиции кочевнического общества в районе, который отстоит от зоны степей по крайней мере на две тысячи километров (4).

После ухода готов из Поморья на освободившиеся земли начинает продвигаться часть эстийского населения, в частности с Калининградского полуострова, где на время прекращают функционирование могильники. Затем элементы культуры прегольской группы фиксируются в районе современного Эльблонга и далее на запад, в Поморье. Но закрепиться на этой территории выходцам из Эстланда не удалось, так как в VI веке начинается расселение славянских племен. Славяне, которые в это время фиксируются в районе Дуная, потерпели поражение от Византии. Часть из них, которая осталась под властью Византии, в дальнейшем образовала южно-славянскую группу, вторая двинулась на север и вышла на Вислу, начав заселять в том числе и территорию Поморья, где расселились поморяне. Это заселение происходило в жестокой борьбе с уже занявшими эту территорию эстиями. Укрепленные поселения этого периода носят следы пожарищ. В конечном результате эстии проиграли и были вынуждены вернуться на старые места. Вновь начинают функционировать могильники, а по сообщению Вульфстана, Висла становится границей между западными славянами и эстиями.

Третья группа славянских племен, будущие восточные славяне, двинулась на северо-восток и вышла в район Среднего Поднепровья, а в дальнейшем начала расселение на север вплоть до Ладожского озера. И это расселение вызвало целый ряд этнических конфликтов и привело к изменению племенных и этнических границ. Поскольку восточные балтийские племена, заселявшие к этому моменту южную часть лесной зоны Восточной Европы, по уровню своего хозяйственного развития находились на одном уровне со славянскими племенами, то расселение последних привело к конкурентной борьбе. Также как и в Поморье, на территории Восточной Европы в период VI—VII веков фиксируется целый ряд укрепленных поселений, взятых штурмом и носящих следы пожарищ. Наиболее ярким примером является городище Тушемля в Смоленской области. Часть балтов, вероятно, была покорена, а затем и ассимилирована. Другая была вынуждена искать новые территории на северо-западе, что привело к уплотнению племенных группировок, проживавших на территории современной Литвы, Латвии и Белоруссии. Так, например, курши, которые занимали территорию севернее Куршского залива, были буквально прижаты к Балтийскому побережью (5).

К расселению восточно-славянских племен, пришедших с Дуная, в VII веке добавилось переселение радимичей и вятичей, которые не усидели на Висле и ушли на восток, захватив по дороге часть местного балтийского населения. Об этом свидетельствует появление на реке Протве племени голядь, которое многие исследователи связывают с образом былинного Соловья-разбойника (6).

Все эти процессы привели к активному взаимодействию между балтами и славянами в области экономики и культуры. Взаимные заимствования VI и последующих веков стали основой теории о том, что в начале II тысячелетия до н. э. в Восточной Прибалтике существовала единая балто-славянская общность, разделившаяся в дальнейшем на балтов и славян. Эти представления, получившие широкое распространение в лингвистике, сложились в связи с доминированием в российской науке 1930 - 1980-х гг. автохтонной теории, согласно которой славяне были коренными жителями Восточной Европы, а не ее колонизаторами.

Во второй половине I тысячелетия н. э. в Европе идет процесс образования христианской цивилизации, основой которой стали молодые феодальные государства. В рамках складывания новой культуры идет создание средневековой географической традиции, в которой народы и территории получают новые названия. Процесс переименования коснулся и территории юго-восточной Прибалтики. В IX веке термин «эстии» сменяется новым этнонимом — «пруссы». Впервые термин «пруссы» появляется в сочинении анонимного баварского географа как название народа, живущего восточное Вислы. В дальнейшем этот термин в форме «брутери», «прецун», «прутены», «брусы», «бороссы» будет фигурировать в европейских и восточных средневековых источниках, обозначая население, проживавшее между реками Висла и Неман.

Пруссия как страна пруссов в X веке начинает фигурировать в документах папской курии. Так, в описи церковных имений римской католической церкви, которые подлежат христианизации, указана земля «Пруссия», за которой расположена «Руссия». Источником таких сведений скорее всего была Польша как ближайший сосед пруссов, в то время уже принявшая католичество, входившая в орбиту влияния папского Рима и стремящаяся подчинить своих соседей-язычников.

Иноземное наименование «Пруссия», вероятно пошло от «Боруссия». По немецкой версии от «Брутения» (brote, прусск. - брат) - в соответствии с легендой о пришествии в этот край Брутена - верховного жреца, брата военного вождя Видевута. По версии Ломоносова - от «Поруссия», пограничная с Русью территория. По версии русского лингвиста О.Н. Трубачева это название было созвучно имени близкородственного пруссам племени «фризов» - западногерманским племенем, обитавшим на территории нынешней Голландии. Пруссы и фризы имели почти идентичную общественную структуру и внешний вид. Так же, возможно, термин «прусс» восходит к санскритскому puru-sa-h, что означает «человек, мужчина» (7).

Остановимся на проблеме прочтения термина «пруссы». Длительное время были широко распространены расшифровки этого термина, которые сложились еще в немецкой науке. Первая: пруссы — люди, живущие по Руссу (так до 1945 г. называлось нижнее течение Немана, от этой традиции сохранилось название одного из рукавов Немана — Русны).

Вторая: пруссы — люди, живущие перед руссами. Данная точка зрения широко подтверждена средневековыми источниками, где различные значения Руссии и Пруссии постоянно употребляются в связке: Россия — Бороссия, Рутения — Прутения, Русь — Прусь и др. Третья: термин «прусс» восходит к санскритскому puru-sa-h, что означает «человек, мужчина».

Сравнительно недавно, в 1973 г., польский ученый Е. Окулич предложил новое прочтение этого термина. Его точка зрения базируется на том, что значение этнонима следует искать в языках близких соседей, то есть в староготском и старославянском. Как оказалось, в староготском языке термин «прусс» означает конь, мерин, а в старославянском — конь, кобыла. Поэтому, по мнению Е. Окулича, термин «прусс» следует расшифровывать как владелец лошадей, а его происхождение относить к соседям пруссов.

Принимая первую часть изысканий Е. Окулича о староготском и старославянском значениях термина «пруссы», автор данного раздела предлагает свое прочтение этого термина. Термин «пруссы» употреблялся и употребляется в трех разных значениях — этническом, политическом и социальном. В этническом плане пруссы IX—XIII веков — это население Самбии, Натангии и Вармии, то есть бывшие эстии. В политическом значении пруссы — это жители страны Пруссии. Это термин искусственный, производный от термина «пруссы», он того же порядка, что и, например, Ливония первой четверти XIII века. Любой житель Пруссии — прусс, но одновременно самб, натанг, вармиец и т. д. Третий пласт значения термина «пруссы» лежит в области социальных отношений. По данным письменных источников, ближе всего с лошадьми связаны представители знати. Они имеют самых быстрых лошадей в стране, пьют кобылье молоко (кумыс), их хоронят вместе с лошадью. В древности каждый напиток имел свое ритуальное значение, поэтому если люди пили молоко кобылиц, то они становились связанными с ними. Если принять семантику термина «прусс» по Е. Окуличу, то получается, что выпивший молоко кобылы сам становится конем (пруссом), а поскольку это относится только к мужчинам, то можно даже употреблять термин жеребцы. Иначе говоря, термин следует понимать дословно: пруссы — люди-лошади. Подтверждением нашей расшифровки является тот факт, что одним из родоначальников рода Романовых был Андрей Кобыла, имя которого без перевода на старославянский на самом деле Андрей Прусс, что подтверждается данными летописи о его приходе из Литвы (8, 9).

Поскольку социальная структура, в которой всадники занимают привилегированное положение, существует на протяжении IX—XIII веков почти не меняясь, значит, эта структура должна была сложиться как минимум в VII—VIII веках. Иначе говоря, «прусс» в значении «всадник, конник» — это социальный термин, маскирующий новый, предфеодальный, военно-дружинный слой. Это понятие надплеменное, оно охватывает и собственно пруссов в этническом понимании этого термина, и социальную верхушку галиндов, судавов, куршей и др., то есть тот конгломерат земель, который мы называем Древней Пруссией. Термин «пруссы» в его социальном значении того же порядка, что и древнерусские термины «русь» и «русин».

Традиционно и в российской, и в германской науке считается, что пруссы были ассимилированы и растворились в немецкой и литовской среде. На наш взгляд, исчезновение пруссов — это политический аспект культурной политики герцога Альбрехта и его преемников. Исчез не народ, не этнос, исчезло, а точнее, изменилось его название.

Как было указано выше, термин «Пруссия» появился в X веке как производный от термина «пруссы», то есть от названия народа появилось название страны. Когда в начале XVI века появляется новое государство — герцогство Пруссия, естественно, что его граждане должны были называться пруссами, вне зависимости от их конкретной этнической принадлежности (немцы, пруссы, поляки, литовцы и другие). Одновременно появляется сложность в употреблении термина «пруссы», поскольку необходимо разделить понятия «старые пруссы» — жители доорденского времени и «новые пруссы». Данное противоречие разрешил хронист Симон Грунау, который в своем труде «Прусская хроника» ввел новый термин «Прусская», или «Малая Литва», охватывавший и собственно литовцев, переселившихся на территорию Пруссии, и остатки местного древнепрусского населения. Их культурная близость позднее породила возникновение смешанного культурного массива, тяготевшего к Литве как к главному очагу балтийской культуры. То есть пруссы не исчезли в XVII веке, они стали прусскими литовцами. Именно исходя из вышеуказанного понимания этнических процессов, происходивших на территории Пруссии в XVI—XVII веках, можно объяснить версию А. Бишинга о том, что пруссы — это потомки местного населения и немецких колонистов. В последнем значении термин «пруссы», обозначающий население Восточной Пруссии, доживает до середины XX века. Многие известные политические и культурные деятели Восточной Пруссии, особенно в XIX веке, с гордостью называли себя пруссами (10).

В этническом плане пруссы IX-XIII веков - это население Самбии, Натангии и Вармии, то есть бывшие эстии. В политическом значении пруссы - это жители страны Пруссии. Это термин искусственный, производный от термина «пруссы», он того же порядка, что и, например, Ливония первой четверти XIII века. Любой житель Пруссии - прусс, но одновременно самб, натанг, вармиец и т. д. (11).

В X веке на соседних с Древней Пруссией территориях Руси и Польши идет процесс становления государственности. Для молодых раннеклассовых государств всегда характерно стремление к захвату территорий соседей-язычников. Попытки Польши установить феодально-государственный контроль над пруссами начинаются с проникновения в прусские земли католических миссионеров.

Первым миссионером, отправившимся в 997 г. в привислинские земли, был пражский епископ Адальберт, чех по происхождению (известно его чешское имя - Войцех).

Пруссы убили Адальберта. Что послужило причиной его смерти - не ясно, то ли он нарушил границы священной рощи, то ли имели место какие-то личные мотивы. Как считает один из авторов его жизнеописания, у одного из нападавших брат был то ли в плену в Польше, то ли погиб там, поэтому он проявил наибольшую активность, первым нанеся миссионеру два удара копьем. Спутники Адальберта сбежали, а пруссы сожгли его тело и затем продали прах мученика польскому князю.

Автор второго «Жития святого Адальберта» - монах монастыря святого Алексея в Риме Бруно (иногда его называют Бруноном) - решил повторить его миссионерский подвиг. Сначала он отправился проповедовать среди печенегов. После того, как у них его постигла неудача, он переехал ко двору Киевского князя. Но и здесь не достиг успехов. Тогда Бруно отправился в Пруссию, вероятнее всего, в район Судавии (Ятвягии), где сначала ему удалось окрестить местного князя и ряд лиц из его окружения. Но затем приехал брат князя, убил новообращенных за отступничество от веры предков, а заодно и Бруно (12).

В течение двух последующих веков польские князья и короли предпринимали неоднократные попытки покорить Пруссию. В 1010 году король Болеслав Храбрый уничтожил святилище Ромове и убил верховного жреца - как считается, в отместку за убийство причисленного к лику святых Войцеха-Адальберта. Жрецы перенесли святилище на левобережья реки Преголи (близ нынешнего Междуречья, поселок Бочаги). Новое святилище представляет собой крупнейшее сооружение в Северной Европе той эпохи - площадка укреплена двумя валами высотой до 15 м. В 1016 году датский конунг Канут Великий сжег Кауп. Наибольших успехов достиг Болеслав III, взявший в зимнем походе 1110-1111 годов огромную добычу. Пруссы не оставались в долгу. Их конные дружины постоянно грабили территорию Польши в районе Вислы. Ситуация не изменилась и к моменту прихода рыцарей Тевтонского ордена.

Пруссы не только дают отпор польским вторжениям, но и расширяют свои владения к востоку и югу, осваивая прежде запретные территории лесной пустоши. Войны поляков с пруссами казалось завершились в 1166 году разгромом польского войска. Теперь уже поляки страдали от прусских набегов. Расширяются земли Натангия, Вармия, Погезания, образуются земли Помезания, Бартия и Надравия. К концу XII века под их влияние попадают восточные соседи-родственники - скальвы и ламаты. В X-XI вв. близкие пруссам воинственные судавы-ятвяги совершают набеги на Русь, что вынуждает Ярослава Мудрого ставить в верховьях Немана крепости.

Расширение прусской экспансии было остановлено крестовыми походами против пруссов, окончившимися захватом Прибалтики Тевтонским орденом.

Некоторая связь Пруссии и Руси прослеживается издревле. Древнейший герб Киева - трезубец найден выбитым на камне во многих местах Самбии. (Вероятно, он символизирует триаду древне-прусских богов: Перкуно - бог молнии и грома в огненном венце, Потол - бог-старец, бог подземного мира и смерти с мертвыми головами человека, лошади и коровы в качестве атрибутов, Потримп - бог-юноша, бог рек, источников и плодородия.). Древнерусские приднепровские погребения идентичны самбийским. Древнерусские летописи говорят как о том, что Рюрик был призван новгородцами не из Швеции, а из Пруссии, так и о том, что древнерусские знатные рода - прусского происхождения. Мало того, одним из предков Романовых признается некий Глянда - типично прусское имя (13).

На связи Янтарного края с Русью указывает находка в могильнике Гросс-Фидрихсберг X-XI вв. (обнаруженная при строительстве форта в XIX веке, Кенигсберг) захоронения вождя в железном шлеме, покрытом бронзовыми золочеными пластинами. Такой шлем считается принадлежностью древнерусских князей. Возможно, этот шлем был получен в награду за службу в русской дружине.

В своей автобиографии Пушкин писал: «Мы ведем свой род от прусского выходца Радши, или Рачи (мужа честна, говорит летописец, т.е. знатного, благородного), выехавшего в Россию во время княжества святого Александра Ярославовича Невского. От него пошли Мусины, Бобрищевы, Мятлевы, Поводовы, Бутурмены...». И хотя эта версия опровергается историками, полностью отбросить ее нельзя, хотя бы потому что великий поэт был ближе к своим корням исторически и мог иметь в распоряжении позднее утраченные документы и свидетельства историков своего времени.

Историки предполагают, что скандинавско-прусская дружина «датского» (а скорее фризско-прусского) князя Рюрика в IX в. получила владения, закрепив за ним свое родовое название - Русь. В Х веке пруссы окончательно покидают Кауп. Переселение состоялось в закрепленные во владение земли, где первоначально русами звались только представители знатной военной верхушки - витязи (сканд. wiking было заимствовано пруссами как witingis, после чего у русских трансформировалось в «витязь»). Позднее это название распространилось на весь народ. Не случайно древнейшая улица Новгорода называется «Прусской», что не связано с возникшей только после XIII в. торговлей с орденским прусским государством (14).
    продолжение
1 2 3    

Добавить реферат в свой блог или сайт
Удобная ссылка:

Скачать реферат бесплатно
подобрать список литературы


Пруссы. Хозяйство и общественные отношения до тевтонского завоевания


Постоянный url этой страницы:
Реферат Пруссы. Хозяйство и общественные отношения до тевтонского завоевания


Разместите кнопку на своём сайте:
Рефераты
вверх страницы


© coolreferat.com | написать письмо | правообладателям | читателям
При копировании материалов укажите ссылку.